Accessibility links

В Ингушетии судят участников нападения на Назрань в 2004 году


В июне 2004 года отряды боевиков совершили вооружённое нападение на силовые органы Ингушетии

В июне 2004 года отряды боевиков совершили вооружённое нападение на силовые органы Ингушетии

НАЗРАНЬ---В Ингушетии в ходе судебного процесса над 12 подозреваемыми в нападении на Назрань летом 2004 года судья отказал защите в проведении суда присяжных. Это прямо запрещено законодательством. Рассказывает руководитель назрановского отделения правозащитного центра «Мемориал» Тимур Акиев.

На этой недели в свою завершающую стадию вступил судебный процесс по так называемому делу «12», который в настоящее время проходит в здание СИЗО г. Пятигорска. Процесс длится три года. За это время правозащитные и общественные организации не раз пытались привлечь внимание к тем нарушениям, которые допускались как на стадии следствия, так и в ходе судебного разбирательства. Всё безуспешно. 2 декабря в процессе начались прения сторон, а 6 декабря сторона обвинения запросила для подсудимых три пожизненных срока и далее от 25 до 17 лет лишения свободы.

Для того, чтобы понять почему такое строгое наказание требует обвинение, необходимо вернуться в прошлое на несколько лет назад. Как известно, в июне 2004 года отряды боевиков совершили вооружённое нападение на силовые органы Ингушетии, фактически они взяли на несколько часов под свой контроль центральную часть республики, пожалуй, самую густонаселённую. Рейд был неожиданным. Сотрудники милиции попадали в расставленные засады боевиков. Имелись жертвы и среди мирного населения.

Для расследования факта нападения была сформирована следственная группа главного управления Генеральной прокуратуры в Южном федеральном округе, которую возглавил следователь прокуратуры Криворотов. Местом дислокации данной группы стал г. Владикавказ. По версии следствия, международная террористическая вооруженная группа, возглавляемая выходцами из стран Ближнего Востока, намеревалась захватить власть на Кавказе. Частью этого масштабного плана и явилось нападение на Ингушетию. В рамках общего уголовного дела в отдельное производство выделяются другие уголовные дела.

По данным «Мемориала», по итогам расследования нападения на Ингушетию было проведено более 10 судебных процессов. Несколько человек, обвиняемых в причастности к этому нападению, были оправданы, были и такие, которые получили незначительные сроки лишения свободы. Все оправдательные и мягкие приговоры вынесены на основании вердиктов коллегии присяжных заседателей. Причины, по которым некоторые дела разваливались в суде, скрывались в непрофессиональной работе следственной группы прокуратуры. Подтасовка фактов, выбивание признательных показаний под пытками, отказ в возможности нанимать независимого адвоката - всё это приводило к тому, что в суде обвинительная сторона не могла представить более или менее убедительные доказательства вины обвиняемых и могла рассчитывать только на сговор с судьями. В случае с судом присяжных такой сговор становился практически невозможным.

Очередной судебный процесс по уголовному делу № 06560235, где фигурируют 12 обвиняемых, начался в феврале 2007 года. Опасаясь потерпеть очередное фиаско в суде, власти предпринимали беспрецедентные попытки отменить рассмотрение данного уголовного дела судом присяжных заседателей. 17 июня 2009 года Верховный суд Ингушетии удовлетворил ходатайство стороны обвинения о рассмотрении этого дела без участия присяжных заседателей. До этого момента, начиная с осени 2007 года, судебные заседания под различными надуманными предлогами откладывались. До тех самых пор, пока не были внесены поправки в УПК РФ, отменяющие рассмотрение судом присяжных дел, связанных с терроризмом и бандитизмом. Все жалобы адвокатов на неправомочность отмены суда присяжных в процессе самого суда, были отклонены.

После возвращения дела из Верховного суда России в Верховный суд Ингушетии его вновь направили в ВС РФ для определения подсудности в связи с отсутствием кворума в ВС РИ. Тоже занимательный факт: в Ингушетии так и не смогли найти трёх судей для ведения этого процесса. Сторона обвинения или сами назначаемые судьи заявляли отвод, в том числе и судья, в чём производстве почти два года и находилось это дело. 19 ноября 2009 года ВС РФ принял решение о передаче дела в Ставропольский краевой суд.

В апреле 2010 года судебный процесс после длительного перерыва возобновился. На этот раз без всяких задержек. По заявлению адвокатов, председательствующий судья и два его коллеги игнорировали все их жалобы на нарушения, допускаемые в ходе судебного заседания и отклоняли почти все их ходатайство. В то же время судьи закрывали глаза на грубейшие нарушения со стороны обвинения, как, например, в случае когда сторона обвинения пригласила в суд свидетелей, которые до этого момента не фигурировали в уголовном деле, и их показания в деле отсутствовали. Да и сам председательствующий судья, по словам адвокатов, допускал нарушения. Один раз он пытался подать ходатайство, чтобы в деле в качестве доказательств были приняты показания подсудимых, которые были добыты без присутствия адвоката. Судья совершил два грубейших нарушения УПК. Во-первых, судьи не могут заявлять самим себе ходатайство, а, во-вторых, показания обвиняемых, добытые без присутствия представителей защиты, не могут быть приняты в качестве доказательств. После возражения защиты он тут же попросил прокурора заявить такое ходатайство, что тот и сделал, быстро набросав его от руки.

Итог этого судебного заседания, исходя из всего вышеизложенного, предугадать несложно. И дело даже не в том, виноваты подсудимые или нет, а в том, что властные структуры, как судебные, так и исполнительные, не хотят сегодня себя обременять строгим соблюдением всех законодательных норм, в том числе и международных. Как говорил следователь Шарапов, герой известного советского боевика: «Если законом вертеть, как захочется, то это будет уже не закон, а кистень». А отсутствие закона и порядка может привести к анархии, элементы которой в последние дни можно было наблюдать в Москве.

XS
SM
MD
LG