Accessibility links

Шесть причин, почему Россия не только для русских


В России формируется новая общественно-политическая сила. Эту силу можно определить как «русский сепаратизм»

В России формируется новая общественно-политическая сила. Эту силу можно определить как «русский сепаратизм»

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---Нарастающая лавина этнических столкновений в Москве и в других частях необъятной России вызывает шквал разноречивых эмоций. Однако «манежный синдром» требует серьезного анализа, что называется на «холодную голову».

Что показали нам трагические инциденты последней недели? Во-первых, то, что главной угрозой территориальной целостности страны сегодня стали не сепаратистские и партикуляристские настроения «окраин», а движение этнического большинства. Во-вторых, массовые погромные действия (и даже не столько они сами, сколько реакция определенной части российских политиков и экспертов на «подъем русского духа») продемонстрировали, что в России формируется новая общественно-политическая сила. Эту силу можно определить как «русский сепаратизм». Сегодня эта сила еще не стала институциональной. У нее нет своих партий (хотя есть сочувствующие в разных политических объединениях, включая и респектабельные парламентские фракции). Однако симпатии к русскому сепаратизму есть и в рядах правоохранительных структур, спецслужб, администраций разного уровня, а также в медиа-сообществе.

В рамках русского сепаратистского проекта набирает популярность лозунг «отделения Кавказа». По мнению тех, кто высказывается в подобном духе, России следует едва ли не насильственно отделить проблемный регион и сосредоточиться на строительстве «русского национального государства». Между тем, реализация такого проекта не столько утопична (история знает примеры и большей политической оригинальности), сколько губительна для российской государственности едва ли не больше, чем дудаевско-масхадовская Ичкерия вместе с пресловутыми «ваххабитами».

Но, как говорится, пройдемся по пунктам. Во-первых, Северный Кавказ не является единственной «национальной окраиной» России. Полагать же, что в других этнических регионах (таких, как Татарстан, Башкирия, Тува, Бурятия) все спокойно и замечательно, значит впадать в необъяснимую слепоту. Надо осознать очень простую «вещь»: избавление от «кавказского балласта» обострит этнонациональные противоречия в «отделившейся России», не говоря уже о том, что уход Кавказа сам по себе будет воспринят как прецедент. Таким образом, «отделение Кавказа» станет мультипликацией сепаратизма. Во-вторых, уход с Кавказа не остановит этнической миграции (что является главной фобией москвичей и жителей крупных центральных городов России). Просто потому, что на «отделенном Кавказе» не будет сильной государственности, а будет «война всех против всех». Российский Северный Кавказ - это не Алжир начала 1960-х, где было четко структурированное движение: Фронт национального освобождения, с которым президент Шарль де Голль мог вести переговоры. Плохо это или хорошо - иной вопрос. Однако непонятно, с какими субъектами Россия будет договариваться о своем «уходе». Или придется вести переговоры с каждым мало-мальски значимым полевым командиром или руководителем секторов «Эмирата Кавказ». В итоге отъезд за пределы этого региона станет единственной возможной альтернативой для его жителей. И не надо тешить себя иллюзиями про «границы на замке»! Даже такие государства, как Израиль, имеющие на порядок ниже, чем у нас уровень коррупции, не решили проблем безопасности посредством размежевания.

В-третьих, отделение Кавказа не снимет «фактора кавказцев». В данном случае мы говорим о тех сообществах, которые уже давно «пустили корни» за пределами национальных северокавказских республик. Между тем, в некоторых районах Ставропольского края, Калмыкии, степной зоне Ростовской и Волгоградской области выходцы из Чечни и Дагестана составляют если не большинство, то очень внушительное меньшинство. Заметим, играющее позитивную роль в социально-хозяйственном развитии данных территорий. Уезжать с насиженных мест они добровольно не будут. Их будем депортировать или также «отделять»?

В-четвертых, встает вопрос о русских же, проживающих еще в большом количестве в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее и в небольшом в Дагестане, Чечне и Ингушетии. С ними что будем делать? Бросим, как в 1991 году или в 1996 году после Хасавюрта? В-пятых, непонятно, что будем делать с военной инфраструктурой (части Каспийской флотилии, пограничные заставы, подразделения министерства обороны). Также оставим «друзьям», как это уже было ранее? Или начнем выводить внутрь России? А кто-нибудь из русских сепаратистов считал, во что обойдется такой вывод? Сколько стоят казармы для солдат, складские помещения под боеприпасы, квартиры для военнослужащих и их семей, создание новых рабочих мест и переквалификация кадров?

И последнее по порядку (но не по важности). А что будем делать с людьми, которые готовы воевать за Россию, как дагестанцы в 1999 году, осетины (наиболее последовательные сторонники российского выбора)? Не стал бы сбрасывать с этого счета и чеченцев с ингушами. Разве нынешний президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров не воевал с ичкерийскими сепаратистами в горах Кавказа и не совершал знаменитый бросок десантников на Приштину, став на некоторое время олицетворением России и российской внешней политики. Ведь далеко не все милиционеры, так сказать «кавказской национальности», коррупционеры и пособники криминала. Среди них есть и искренние патриоты, защитники российской государственности. Как бы пафосно это ни звучало.

Таким образом, русский сепаратизм - это демонстрация слабости, неуверенности и комплексов. Вместо того, чтобы интегрировать сложный регион (в котором заметим, большинство отнюдь не клинические русофобы и радикалы) и пытаться укреплять государственность, сторонники «России для русских», как инфантильные дети, желающие не выполнять трудные уроки, призывают бросить Кавказ. Не понимая, что «кавказский урок» - далеко не единственный. И что, если не выполнить его, то придется выполнять татарский, башкирский, а потом, глядишь казачий, сибирский, поволжский, питерский и московский. В этой связи хорошо бы вспомнить фразу государя императора Николая Первого, сказавшего однажды, что «нет плохих немцев и хороших русских», а есть «плохие подданные и хорошие подданные». Есть коррупционеры, взяточники и бандиты (как будто Цапок и Евсюков – дагестанцы или чеченцы?), а есть честные и порядочные люди. И втягиваться сегодня в проект «Россия для русских» - это значит не просто не решать проблемы этнического большинства, но и усугублять их многократно. Как говорится, пожар керосином не потушишь!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG