Accessibility links

ПРАГА---Виртуальные баталии на форуме «Эха Кавказа» иногда ввергают в уныние. Потоки брани, ненависть, взаимные обвинения – полный набор признаков отнюдь не тлеющих, а полыхающих ярким пламенем конфликтов. Да, боль былых войн еще свежа, но очень не хочется верить, что все так плохо. Тем более что для такого неверия у меня есть пусть небольшие, но основания.

В отличие от посетителей нашего сайта, сотрудники редакции имеют возможность видеть, кто пишет все эти полные ненависти комментарии. В основном, это одни и те же люди – иногда под разными именами, меняющие города со скоростью, недоступной сверхзвуковым самолетам, и даже пол, в случае необходимости. Они пишут утром, в обед, вечером и даже ночью, засылая одинаковые комментарии к разным статьям на «Эхе». Вот Вахтанг, считающий всех до единого абхазов убийцами и бандитами, а это Замир, клеймящий грузинский фашизм.

Я не верю этим виртуальным персонажам. Они создают картину ненависти, может для кого-то убедительную, но не для меня. Потому что за прошедший год я увидел множество примеров совсем другого отношения друг к другу. Нет, я говорю не о какой-то «великой любви братских народов» и других подобных штампах, а о том, что, по моему мнению, куда важнее для урегулирования конфликтов – спокойной рациональности.

Вот молодой юрист в центре Сухуми спокойно корректирует своего друга, произносящего тост за то, что Абхазия после признания Россией решила все свои проблемы: «Пока не урегулированы отношения с Грузией, пока мы не примирились с грузинами, так говорить не стоит». А вот журналист-абхаз, принимающий в Абхазии коллегу из Тбилиси, говорит с улыбкой: «Я сам был удивлен тому, насколько спокойно реагировали абхазы на грузинскую речь в центре Сухума и Гудауты. С удивлением, но без возмущения, без ненависти».

На днях мы сидели за одним столом в Праге – грузины и осетины по-доброму соревновались в произнесении тостов. Мы пили за мир. Это был хороший тост, правильный. Но осетин, один из активных участников боевых действий в Южной Осетии в 90-х, вывел его далеко за пределы застольных славословий. Он сказал, что главным достижением его жизни было перемирие, а вовсе не война.

Я не хочу рисовать сладкую картинку. Для этого достаточно «специалистов», которые умеют превратить грузино-абхазскую свадьбу в триумф пропагандистской машины. А жизнь куда прозаичнее, и никакая свадьба не перевесит ценность, например, статистики. В 2010 году грузино-абхазскую де-факто границу пересекли 385 тысяч человек и 20 тысяч транспортных средств, грузино-югоосетинскую - 251 тысяча человек и 44 тысячи транспортных средств.

За этими цифрами стоит жизнь – спокойная, рациональная, экономически обоснованная. За ними – те самые мысли сухумских юристов и журналистов, и осетинские тосты за мир. За ними – тенденция к осознанию необходимости примирения.

Нам еще многому надо учиться. Как-то я спросил у своих чешских друзей: как чехи отнеслись к желанию словаков отделиться от Чехословакии? Все до единого ответили, что крайне отрицательно. Я спросил: так как же вы избежали войны? Ответ был прост: «Мы не могли себе представить, как можно стрелять в словаков?». Сегодня нет Чехословакии, но, по всем опросам, нет у чехов народа ближе, чем словаки.

История не знает сослагательного наклонения. Хотелось бы, конечно, хоть краем глаза взглянуть на ту альтернативную вселенную, в которой в 90-х грузины, абхазы и осетины относились бы друг другу так, как чехи к словакам. Но если мы не можем изменить прошлое, то давайте попытаемся изменить будущее.

С Новым годом!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG