Accessibility links

ЦХИНВАЛИ--Здание Югоосетинского драматического театра по-прежнему представляет собой голые стены и груды развалин. Там, где когда-то собирались романтичные театралы – сегодня место встречи цхинвальской безработной молодёжи. Несмотря на обещание властей восстановить здание театра, многие жители Цхинвала не верят, что это произойдёт в обозримом будущем.

Театральная площадь Цхинвала. Увы, уже два десятилетия это название не отображает вложенного в него смысла. Названа она была в честь Югоосетинского драматического театра. На его месте – остатки стен и груды развалин. Театр сгорел в 2005 году. Сейчас на этом месте встречаются безработные молодые люди, многие из которых ни разу так и не побывали в ещё работающем театре.

Между тем Югоосетинский драмтеатр имеет давние традиции. В далеком 1904 году, за 101 год до пожара, уничтожившего здание театра, группа югоосетинских семинаристов создала театральный кружок. В 1929 году в Цхинвале было возведено новое здание для театра, и, наконец, в 1931 г. организована драматическая югоосетинская труппа, которую возглавили Владимир Хетагуров и Татархан Кокойты. Тогда же в театр был приглашен и выдающийся осетинский художник Махарбек Туганов. Спустя три года был организован осетинский профессиональный театр. Годом позже при театре появилась грузинская профессиональная драматическая труппа. В 1939 году театру присвоили имя основоположника осетинской литературы, поэта Коста Хетагурова. Спектакли ставились на осетинском и грузинском языках.

В феврале 1941 году в цхинвальский театр из Ленинградского театрального института вернулись первые выпускники осетинской студии. Они, по рассказам югоосетинских театроведов, подняли театр на достойный профессиональный уровень. В том же году с началом Великой Отечественной войны в Южную Осетию был эвакуирован МХАТ, актеры которого оказали большое влияние на развитие театрального мастерства югоосетинских коллег.

В последующие годы на сцене театра выступали уроженцы Южной Осетии, закончившие Щепкинское, Щукинское училища. Помимо классических пьес, ставились и произведения осетинских драматургов.

Бывший замминистра культуры Южной Осетии Лариса Остаева вспоминает, что еще ребенком она по несколько раз приходила смотреть детский спектакль «Аргъау» («Сказка») Давида Туаева:

«Театр был интересен тем, что зал был оформлен замечательным художником Татой Гаглоевым сценами из нартского эпоса, потом в фойе театра стоял памятник Коста Хетагурову, и именно эту скульптуру Коста расстреляли грузины в 1991 году, когда вошли в Цхинвал, разрушили театр, привели его в негодность. Потом театр восстановили, но случился пожар. Еще до войны 2008 г. средства собирались, но театр и по сей день стоит как напоминание того, что Южная Осетия утратила основной центр своей культурной жизни».

Югоосетинский журналист, вокалист Ирина Яновская надеется, что в будущем театр вновь распахнет двери перед публикой, и мечтает порадовать театралов своей игрой. А пока Ирина Яновская согласилась спеть для слушателей «Эха Кавказа», после чего поделилась с нами:

«Очень хотелось бы, чтобы наряду с восстановлением жилых объектов, наше руководство поторопилось бы с восстановлением этого храма искусства. Я сама вокалист и с удовольствием спела бы на сцене нашего театра».

Я провела своеобразный опрос жителей Южной Осетии. Почти все мои собеседники ответили пессимистично - они не уверены, что здание драматического театра будет восстановлено в наступающем году. При этом некоторые подчеркнули, что духовная пища в столь сложный для государства период не менее важна, чем материальная.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG