Accessibility links

СУХУМИ--Когда в сентябре президент Абхазии Сергей Багапш давал большую пресс-конференцию для местных журналистов, одним из наименее ожидаемых для присутствующих вопросов стал тот, который задала ему главный редактор газеты «Единая Абхазия» Рената Чагава. «Сергей Васильевич, – спросила она, – а может ли возглавлять судейское сообщество Абхазии человек, который привлекался в России к уголовной ответственности?».

Президент, как и все участники пресс-конференции, был несколько шокирован: речь идет о Романе Мушба? Ведь именно про него, назначенного весной председателем Верховного суда республики, можно сказать, что он возглавляет судейское сообщество Абхазии. Однако его биография в Абхазии хорошо известна… Наконец, президент понял, что редактор говорила об одном из судей Верховного суда, но его имя на пресс-конференции так и не было названо. Чуть позже я узнал, что речь, по-видимому, шла об Олеге Гумба, довольно молодом юристе, который ранее работал в России, а в Абхазии был избран председателем Совета судей РА.

А в начале ноября «гвоздем» очередного номера «Единой Абхазии», занявшим около двух полос, стала подборка из перепечатки публикации в одной из ставропольских газет Антона Чаблина «Казус Гумба» и статьи «Судебная реформа: успехи и провалы». Последняя публикация была подписана «Аналитический и юридический отделы «Единой Абхазии» и представляла собой не столько рассуждения о судебной реформе, сколько обвинения в адрес все того же Олега Гумба, который «в период войны 1992-1993 года и послевоенной блокады не находился с народом Абхазии», а в 2005 году прибыл в Абхазию, скрываясь от уголовной ответственности за деяния, совершенные им в период его работы федеральным судьей в Ставропольском крае. Если коротко, то Чаблин писал: летом 2005 года судья Андроповского района Олег Гумба удовлетворил иск некоей кипрской компании к районному адвокату, которая отказалась выполнять заключенный с ней договор на оказание юридических услуг. Но в результате принятых так называемых обеспечительных мер оказалась парализованной хозяйственная деятельность огромной нефтяной компании в Ямало-Ненецком автономном округе, которая являлась дочерней фирмой кипрской компании и с которой у той давно полыхал корпоративный спор. В итоге нефтяники понесли ущерб в 12 миллионов долларов США. Спустя пару недель решение судьи было отменено краевым судом, а против него возбуждено уголовное дело. Но Гумба, пишет Чаблин, смог артистично убедить присяжных заседателей, будто принял злополучное ходатайство по недосмотру. «Откуда присяжным было знать, что это излюбленный грязный прием в корпоративных войнах – когда судью общей юрисдикции, как правило, за хорошую мзду прося подкорректировать финансово-хозяйственную деятельность компании из другого конца страны. И попадался на этом уже не один ставропольский служитель Фемиды». А решение суда присяжных, добавляет он, отменяется лишь в самых исключительных случаях… «Может ли такой гражданин, – восклицает уже в своей статье редакция «Единой Абхазии», – занимать столь высокое положение в абхазском обществе?..».

Тут я сделаю небольшое отступление. Газета «Единая Абхазия» – орган одноименной правящей партии, начавший выходить менее двух лет назад, не вписывается в привычный расклад, когда государственные и проправительственные партийные газеты представляют из себя «застегнутые на все пуговицы» официозы, исключительно прославляющие «свершения» в стране, а прерогатива острой критики принадлежит независимым, оппозиционным. Может быть, дело в том, ее редактор и основной автор Рената Чагава начинала свой путь в журналистике лет пять назад как раз в такой, независимой газете – «Нужная»? Перейдя в «Единую Абхазию», она, впрочем, активно «громила» оппозиционеров, но при этом старалась завоевать репутацию автора, который запросто воюет и с министрами. Года полтора назад вышла ее хлесткая статья, в которой она обвинила министра образования во взяточничестве. Этот министр – прямо скажем, мало популярный в обществе, к ней множество раз высказывались разнообразные претензии, но вот так взять и написать в газете на основе чьих-то предположений о том, что позволительно утверждать только после соответствующего решения суда? Можно не сомневаться, что появись такое в оппозиционной прессе, тут же последовал бы иск в суд, а то и возбуждение уголовного дела прокуратурой (и по куда менее серьезным случаям такое у нас бывало), но ведь тут – «свои» же!.. Дело закончилось, как говорили, срочным изъятием из киосков развезенного тиража номера и «опровержением» в следующем номере председателя партии Даура Тарба. Правда, при этом газетчики заменили в выходных данных обычную сноску «Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций» на «Мнение редакции не всегда совпадает с мнением учредителя». Этакая фига в кармане...

Рената Чагава, на мой взгляд, типичный пример ситуации, когда у человека есть определенные журналистские задатки, но ему, как воздух, нужна «твердая редакторская рука». Имею в виду, конечно, не только «перлы», щедро рассыпанные в ее текстах и доставлявшие столько веселья грамотным читателям газет: «гастробайтер» вместо «гастарбайтер», «пляжные сланцы» в смысле «пляжные полотенца» и многие другие…

Но то, что она очень хочет, чтобы номера «ЕА» привлекали читательское внимание и повышали пока очень малую ее раскупаемость, – неоспоримо. На протяжении ноября-декабря это делалось благодаря статьям доктора исторических наук Алексея Папаскира, где тот полемизировал с авторами учебника «История Абхазии», который предлагает изъять из школ. «Разоблачение судьи Гумба» – из того же ряда.

Но в вышедшем вчера номере «Единой Абхазии» редакция была вынуждена поместить пространное «Решение Собрания судей Республики Абхазия» за подписями председателя собрания М. Ануа и секретаря Р. Агрба, в котором Собрание осуждает публикацию в «ЕА» и признает ее клеветнической. Хотя, по сути, этот текст не прибавляет почти ничего нового к тому, что читатель и так знал: ведь и Чаблин писал, что Олег Гумба был оправдан. Правда, добавлено, что его оправдали все инстанции, а «заместитель прокурора Ставропольского края от имени Российской Федерации принес официальное извинение Гумба О. М. за незаконное привлечение к уголовной ответственности и признал его право на реабилитацию». Автор статьи, говорится в решении, «не стал затруднять себя проверкой утверждаемых им фактов, не обращался в Верховный суд РА, в парламент РА и органы судейского сообщества».

Заголовок редакционного послесловия набран красными буквами и представляет собой крик души: «Хочешь избежать критики – ничего не делай, ничего не говори и будь никем…». Причем редакция в нем полемизирует, в первую очередь, с теми, кто «монотонным голосом» утверждает, что газета «служит только партийным интересам и хвалебным одам для властных структур. Просим внимательно читать, а лучше не закрывать глаза на то, что «Единая Абхазия», на сегодняшний день, не раз становилась бичом критики для многих ветвей власти, в отличие от так называемой независимой прессы с однобокими суждениями».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG