Accessibility links

Итак, еще один год подошел к концу. Можно подвести итоги – что в 2010-м произошло особенного, и чем он войдет в историю.

Обычно признаком хорошего тона считается говорить, что ничего такого, из ряда вон выдающегося, не было, да и быть не могло. Год, как год – пришел, ушел.

На первый взгляд кажется, что 2010-й как раз такой и был, особенно на фоне ураганных трех последних лет. Ну в самом деле – ни войны, ни массовых выступлений, грозящих смести правительство, ни острой фазы финансового кризиса. Вроде бы и вправду – год как год.
А на самом деле, если хорошо рассмотреть и проанализировать, то 2010 год был одним из самых решающих в новейшей истории Грузии, поскольку именно в этом году многие события и тенденции достигли своей логической точки развития, дав более полную картину того, в какой стране мы живем.

В первую очередь, в 2010 году наконец закончились многолетние споры о том, какова политическая система страны. Дебаты на эту тему велись бесконечно. Одни считают, что в Грузии демократия, другие полагают, что авторитаризм, наиболее отмороженные даже нашли в стране тиранию, многие же кормили избирателей «завтраками» - да, сегодня в стране нет тоталитаризма (или наоборот, демократии), но через пару лет обязательно будет.
В 2010 году стало окончательно ясно, какой будет Грузия в ближайшие 5-6 лет. Очевидно, что власти страны после долгих шараханий по сторонам, наконец-то нашли точку равновесия, которая позволяет им совмещать элементы демократии и авторитаризма. При этом не теряя рычаги управления, но и не скатываясь до откровенной диктатуры.

От авторитаризма в современной Грузии – зависимость судебной системы от власти, чрезмерная централизация управления, излишняя концентрация власти в руках президента, жесткий контроль над двумя крупнейшими телекомпаниями, и стремление постоянно усложнить жизнь оппозиции во время выборов.

От демократии – эффективная судебная система (в случаях, когда не задеваются интересы госструктур), полная свобода действий для оппозиции, включая самую радикальную, доступность для оппозиции телеэфира даже в контролируемых СМИ, отказ от очень уж открытых методов манипуляции выборами и наличие независимых общенациональных телекомпаний – пусть с ограниченными возможностями, но все же…

Баланс между двумя моделями управления в сегодняшней Грузии очень тонкий и зыбкий – чуть-чуть ослабить гайки и управляемость страны может существенно сократиться. Чуть-чуть перегнуть - страна скатится в авторитаризм. В первом варианте страна может потерять главное достижение 2010 года – долгожданную стабильность. Во втором варианте – лишиться поддержки западных союзников и, как следствие, стать легкой добычей Кремля.

Однако именно это и стало главной визитной карточкой 2010 года. В этом году система обрела окончательную форму. Существующие ростки демократии позволяют гражданам страны иметь альтернативные источники информации, быть в курсе всего, что происходит в Грузии, в значительной, хотя и недостаточной, мере влиять на избирательный процесс. Западные союзники, естественно, недовольны тем, что власти Грузии не выполняют своих обещаний по строительству полноценной демократии, но нехотя мирятся с этим. До тех пор, пока баланс между демократией и авторитаризмом в Грузии остается более или менее ровным, американцы и европейцы не станут отказываться от поддержки нынешних властей страны, хоть и будут при этом бурчать под нос.

Наиболее объективной оценкой сегодняшнего состояния Грузии можно считать отчет авторитетной правозащитной организации «Фридом хаус», которая сочла Грузию «частично свободной страной».

Точнее не скажешь.

В 2010 году произошло еще одно переломное, почти историческое событие. Судя по всему, именно в этом году в Грузии умерла – будем надеяться окончательно – идея насильственного свержения власти. Оппозиционные партии, придерживающиеся крайне радикальных взглядов, в этом году стали слабыми как никогда. Радикальная оппозиция, суммарный рейтинг которой в 2007-2009 годах колебался от 50 до 70%, постепенно скатилась в маргинальную нишу.
3-летние безуспешные попытки радикалов продолжить порочную традицию смены власти уличным путем показали – такой путь возможен только в условиях разваливающегося, недееспособного государства, каким была Грузия при Шеварднадзе.

Кроме того, очень скоро выяснилось, что лидеры радикальной оппозиции далеко не такие ангелы и радетели за народное благо. Оказалось, что они абсолютно неспособны находить общий язык не только с властью, но и друг с другом. Весь 2010 год непримиримая оппозиция провела как будто специально изыскивая новые и новые способы коллективного самоубийства – от наглых и демонстративных визитов к Путину, до нескончаемой грызни по вопросам, не представляющим никакого интереса для широкой общественности.

В результате, радикальная идея в Грузии потерпела крах, что уже само по себе можно считать очень большим достижением 2010 года.

В этом году также произошло в каком-то смысле историческое событие. Кандидат в мэры от оппозиционного «Альянса за Грузию» Ираклий Аласания, проигравший выборы правительственному кандидату, публично поздравил его с победой – явление для Грузии совершенно немыслимое еще в 2009 году.

Этот факт ознаменовал появление в стране первых ростков новой, цивилизованной политической культуры без истошных криков, воплей и истерик.

Пусть кто-нибудь после этого скажет, что 2010 год был обычным и ничем не отличающимся.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG