Accessibility links

Новый год в Абхазии: от "большого снега" до наших дней


Но сегодня эта дата послужила мне отправной точкой для подготовки обзора подборки «О чем писали газеты Абхазии в новогодних номерах на протяжении последнего века»

Но сегодня эта дата послужила мне отправной точкой для подготовки обзора подборки «О чем писали газеты Абхазии в новогодних номерах на протяжении последнего века»

СУХУМИ---В потоке новогодних публикаций, заполонивших в эти дни СМИ Абхазии, я пока не встретил упоминания о том, что 2011-й – это год столетия Большого снега. Но, думаю, этот необычный юбилей в наступающем году будет у нас не раз помянут: ведь 1911-й, ничем особым в мировой истории не примечательный год, для населения Абхазии, потрясенного тогда лежавшим много недель снежным покровом небывалой высоты, стал потом на десятилетия универсальной точкой отсчета времени. Тем более что на побережье Абхазии снег вообще, по моим наблюдениям, выпадает обычно раз в два-три года…

Но сегодня эта дата послужила мне отправной точкой для подготовки обзора подборки «О чем писали газеты Абхазии в новогодних номерах на протяжении последнего века». Ведь так получилось, что самый ранний номер газеты, экземпляр которого хранится в моем домашнем архиве, датирован именно 1911-м. Это самая популярная в начале позапрошлого века в Абхазии газета «Сухумский вестник». Любопытно, что первые полосы ее в те годы, даже новогодних номеров, были заполнены рекламой и объявлениями. Вот и в этом номере читателей зазывает иллюстрированная реклама работавшего на сухумской улице Георгиевской «первоклассного магазина готового мужского, женского и детского платья «Лионский шик», доктор Е. А. Руссо извещает их, что он «вернулся и возобновил прием больных по детским и внутренним болезням», а некто взывает: «Утеряны золотые часы с буквами Д. К.» и обещает тому, кто принесет их в редакцию «Сухумского вестника» награду в сто рублей.

Сумма по тем временам весьма значительная, если учесть, что живая индейка на сухумском рынке стоила около рубля. В последующем, когда наступили смутные времена, цены на продукты стали, конечно, стремительно расти. И вот уже в предновогоднем номере через пять лет та же газета в заметке «Дороговизна» пишет: «Насколько возросли цены, можно судить уже по одному тому, что индюшка, стоившая ранее 1 р. 40 – 1 р. 70 коп., ныне продается на базаре за 2 р. 50 – 3 р. Местный туземный сыр ценою 40-50 к. за фунт продается за 80 коп. Вино, стоившее 25-45 коп., продается за 80 - 1 р. 20 коп. бутылка. Многим придется встречать Новый год со стаканом воды в руках».

Та же тема звучит в заметке А. Яковлева «Не медлите», опубликованной в первом номере сухумской газеты «Наше слово» за 1921 год, уже во времена Грузинской Демократической Республики: «Вопрос о дороговизне, и в связи с этим об экономическом положении рабочих и служащих, принимает характер остроты нестерпимой… Спекулянт, как пиявка, высасывает все соки и кровь из потребителя. Ибо куда пойдет труженик? В город, в лавку? Но там ни картофеля, ни жиров, ни муки, ни, пожалуй, фасоли он не найдет. В кооператив? Но там та же картина…».

После того, как в Абхазию пришла советская власть, подобные заметки, конечно, исчезли со страниц газет, и не только новогодних номеров. Не потому, разумеется, что «богатства полились полным потоком», как обещал Карл Маркс, а потому, что печатать такое никто бы не позволил. Писать стали, прежде всего, о «духовной пище». Так, через одиннадцать лет в новогоднем номере газеты «Советская Абхазия» мое внимание привлекло объявление, где фигурирует мой однофамилец, писавший, говорят, многие выступления для Лаврентия Берия, – Петр Шария: «2-го января 1932 года в в 6 часов вечера в гостеатре состоится доклад (для парт-комсомольского актива) профессора Шария «По вопросам истории большевизма». Вход по специальным пропускам. (Пропуска будут разосланы по ячейкам)». Интересно, достался ли пропуск моему отцу, который был тогда студентом Сухумского пединститута?

А вот в новогоднем номере «Советской Абхазии» за 1941 год напечатаны стихи К. Бахмана – другого студента того же вуза, носившего к тому времени имя «Л. П. Берия». Стихи называются «Письмо сестре в Таллин» и отражают восторг молодого выходца из одного из эстонских переселенческих сел в Абхазии оттого, что Эстония вошла в состав СССР: «С новым годом, дорогая Айно! Как я рад, что этот новый год Вы встречаете необычайно – Без полиции, буржуев и господ. Как я рад, что и в твое оконце Солнце светит родины моей. Как я рад, что нынче нас, эстонцев, Любит Сталин, как своих детей. Айно, слышишь, как в свободной Эсти Радостно запел фабричный гуд. Делом доблести и делом чести Стал сознательный и честный труд. Мы теперь с тобой роднее стали. Ярок жизни радостный восход. Слышишь, как поет свободный Таллин, В этой новой жизни новый год!».

Но была в советских газетах и критика. Так, через два года, в той же «Советской Абхазии», в первом номере за 1943 год, в коррепонденции М. Алексаняна из Гудаутского района можно было прочесть возмущенные строки о том, что «в неудовлетворительном состоянии находится агитмассовая работа в колхозе имени Л. Берия Лыхненского сельсовета. Безответственно относится к своей работе руководитель агитколлектива т. Я. Крия. Он даже не знает количества своих агитаторов, не проводит с ними семинаров и совещаний. Беседы и читки газет проводятся в бригадах от случая к случаю».

Впрочем, преобладал, безусловно, в новогодних номерах бравурный тон. Вот строчки из выступления в той же газете в 1951 году научного сотрудника Сухумской медико-биологической станции Д. Миминошвили: «Буржуазные «ученые», верные прислужники американо-английских империалистов, истерически вопят о необходимости новой войны, изыскивают методы массового истребления людей. Как не похоже это на думы и чаяния деятелей нашей, советской науки – самой передовой в мире! В новом, 1951 году я приступаю к исследовательской работе, связанной с вопросами изучения гипертонической болезни. Основываясь на гениальном учении академика И. П. Павлова, я постараюсь проникнуть в сущность возникновения и развития гипертонической болезни и наметить новые методы ее лечения».

А другого автора – сотрудника «Советской Абхазии» Николая Ищенко – мне спустя много лет, уже в конце его журналистской карьеры, довелось знать лично. Вот как он описывал в новогоднем номере за 1953 год в корреспонденции «Счастье семьи шахтера» свою беседу в доме передового шахтера Цвижба в Ткуарчале: «– Большую заботу проявляет о нас, советских шахтерах, Коммунистическая партия, товарищ Сталин, – проникновенно сказал Иродий Константинович. – …Нельзя без восхищения наблюдать работу угольных комбайнов, врубовых машин, скребковых транспортеров».

На протяжении последующих 30-35 лет газеты Абхазии, как и все в СССР, писали в новогодних номерах примерно то же самое, разве что только не так пародийно. Хотя и в то, «заидеологизированное», время очень многое зависело от меры таланта, отпущенного автору…

А потом пришли «Перестройка, Перебранка, Перестрелка, Перекличка». За недостатком места приведу цитаты только из двух текстов. Они были напечатаны одновременно, в канун Нового, 1993 года, в Сухуме и Гудауте, в газетах «Демократическая Абхазия» и «Республика Абхазия». В «Новогоднем поздравлении Совета Министров Автономной Республики Абхазия населению автономной республики» говорилось: «Дорогие соотечественники! В Новый, 1993 год мы вступаем сплоченными священной борьбой за сохранение суверенитета и территориальной целостности нашей многострадальной Родины – Республики Грузия, за победу сил добра и разума, торжество прав человека любой национальности за возрождение, укрепление и развитие исторического единства народов Грузинского государства».

А «Республика Абхазия» обращалась к своим читателям со словами: «На пороге новый, 1993 год! Вряд ли, вступая в год уходящий, мы предполагали, что он принесет Абхазии такие неисчислимые бедствия: сотни убитых, тысячи раненых, десятки тысяч беженцев, поруганные, уничтоженные очаги науки и культуры, памятники истории… Нам бы очень хотелось, чтобы наступающий год не уносил больше жизней. Вместе с тем мы ясно отдаем себе отчет: для этого кровожадное чудовище грузинского «шевинизма» должно быть повержено».

Не знаю, осуществится ли когда-нибудь мечта фантастов прокатиться на машине времени, но листая старые подшивки газет в какой-то мере в нашем прошлом можно побывать и сегодня. На мой взгляд, это весьма познавательное и поучительное занятие.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG