Accessibility links

Повод для гордости?


Власти Ингушетии уверено заявляют о том, что ситуация в республике улучшилась

Власти Ингушетии уверено заявляют о том, что ситуация в республике улучшилась

НАЗРАНЬ---Ингушским властям есть чем гордиться. Количество погибших в боевых столкновениях, пропавших без вести в минувшем году снизилось почти вдвое. Силовым структурам удалось обездвижить вооруженное подполье. Тем не менее, спецслужбы и правоохранительные органы используют те же незаконные методы – похищения людей, пытки, бессудные казни – что и раньше.

Власти Ингушетии уверено заявляют о том, что ситуация в республике улучшилась. И отрицать этот факт было бы неправильно. Даже если не брать в расчёт официальную статистику, можно смело констатировать, что уровень насилия в республике значительно снизился. Достаточно сравнить (неофициальные) цифры количества убитых в прошлом и этом году. Судите сами - в 2009 году было зафиксировано 272 убитых, при этом следует отметить, что в расчёт не берутся случаи бытовых и уголовных преступлений, а только те случаи, которые являются следствием противостояния вооружённого подполья и федеральных силовых ведомств. В том же году 5 человек, похищенных на территории республики, пропали без вести, ещё 7 человек были похищены и пропали без вести за пределами республики.

В 2010 году зафиксировано 138 убитых, ещё 1 человек пропал в республике после похищения и 9 человек-жителей Ингушетии были похищены и пропали за пределами республики. Улучшение очевидное и объясняется оно тем, что во второй половине 2010 года практически на нет была сведена активность вооружённого подполья. И если кто-то, где-то ещё пытается говорить об ежедневных обстрелах в республике, он пользуется устаревшими источниками информации. Возможно, на снижение активности боевиков сказался арест полевого командира Магаса, известного в миру как Али Тазиев, и убийство не менее известного идеолога боевиков Саида Бурятского, урождённого Александра Тихомирова.

Но сохраняющаяся у населения республики неуверенность в стабильности ситуации объясняется не только посттравматическим синдромом, но и продолжающимися нарушениями прав человека при проведении сотрудниками силовых структур специальных мероприятий. Прежде всего, это относится к незаконным задержаниям, которые можно квалифицировать как похищения, и не потому что правозащитники пытаются искусственно нагнетать обстановку, а потому что по закону оно так и получается. Когда человека увозят в неизвестном направлении неизвестные люди, пусть и представившиеся на словах сотрудниками силовых структур, это можно квалифицировать только как похищение, когда родные похищенных в течение нескольких дней не могут установить их местонахождение, а республиканские правоохранительные органы им ничем помочь не могут, это тоже свидетельство того, что человек был похищен.

Чтобы не быть голословным, приведу свежий пример подобного похищения: 22 декабря в с.Чермен, недалеко от поста милиции, расположенного в районе Черменского круга, неизвестные вооружённые люди в масках, одетые в камуфляжную форму, похитили жительницу Назрани Залину Елхороеву. Конечно, у родственников сохраняется ещё надежда на то, что Залину задержали, а не похитили, но так как по состоянию на 29 декабря никакой информации о её дальнейшей судьбе у них не было, Залина числится среди похищенных и пропавших без вести.

Как видно из приведённой выше статистки, Залина не единственный житель Ингушетии, который был похищен или пропал за пределами республики. И хоть эти похищения произошли в других регионах России, они, с учётом малочисленности ингушей, сказываются на общей ситуации в самой республике. Да и родственники похищенных в этих случаях прежде всего обращаются за помощью к местным властям.

По-прежнему нередки случаи, когда подозреваемых убивают при задержании. Доказать факт необоснованности применения оружия следственным путём не представляется возможным, так как следственные органы не возбуждают по таким случаям уголовные дела. Доводы родственников и свидетельства анонимных очевидцев в расчёт не берутся.

Стабильность в республике - не вершина горы, вид которой может меняться в зависимости от положения смотрящего на неё, она определяется прежде всего устойчивым правовым полем, когда ответственность за нарушения закона несут не только бандиты и террористы, но и представители власти, вне зависимости от того, какое ведомство они представляют и какие цели преследуют, когда идут на нарушения закона.
XS
SM
MD
LG