Accessibility links

Демократический «мессианизм» и геополитический реализм


22 декабря прошло последнее заседание Палаты Представителей Конгресса США в нынешнем его составе

22 декабря прошло последнее заседание Палаты Представителей Конгресса США в нынешнем его составе

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---Под занавес уходящего года «армянский вопрос» снова оказался в фокусе внимания. 22 декабря прошло последнее заседание Палаты Представителей Конгресса США в нынешнем его составе (после этого руководство в нижней палате переходит в руки республиканского большинства). Эту политическую возможность пытались использовать сторонники продвижения резолюции № 252 по признанию геноцида армян в Османской империи. Однако голосование по резолюции не было включено в повестку дня.

Вокруг данной проблемы развернулись жаркие дебаты, как в Вашингтоне, так и за его пределами. Находящийся на отдыхе в Конье глава МИД Турции Ахмет Давутоглу был вынужден в экстренном порядке выйти на работу и начать консультации с главой Госдепа Хиллари Клинтон. Сразу же после этого в дипломатический бой вступила тяжелая артиллерия, к переговорам подключился турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган.

Против проармянской резолюции активную кампанию развернула президентская администрация, в то время как представители армянского и турецкого лобби, доказывая свою точку зрения, начали активную перепалку в СМИ. В итоге голосование не состоялось, что, впрочем, не означает, что «вопрос закрыт навсегда».

Между тем, рассмотрение «армянского вопроса» в Конгрессе США (а также на уровне администрации) интересно не только в контексте ближневосточной или кавказской геополитики. Оно чрезвычайно важно для понимания особенностей американской как внешней, так и внутренней политики. Не для ее осуждения (в чем немало преуспели популярные российские журналисты), сделавшие антиамериканизм своей визитной карточкой (или восторженных ее оценок), а для понимания.

Зачастую американская политика за рубежами США представляется нам как гиперрациональная, ориентированная на установление «контроля над ресурсами». Фактов, подтверждающих такого рода подход, существует немало. Здесь и пресловутый тезис о «наших сукиных сынах» (союзниках вашингтонских администраций в недемократичных республиках Латинской Америки), и «реальная политика» Штатов в отношении Пакистана. Египта, Саудовской Аравии, Грузии или Азербайджана. Однако в то же самое время нередко внешнеполитическая стратегия США базируется не на холодном расчете, а на идеалистических представлениях. Распространение свободы, защита прав человека и восстановление исторической справедливости – движущие мотивы стратегии «демократического мессианизма». Взять тот же «армянский вопрос», создающий столь серьезные политические проблемы во взаимоотношениях Вашингтона и Анкары.

Что такое Турция для США? Не просто многолетний стратегический союзник. Это - важнейший партнер Штатов в мусульманском мире. Сегодня США имеет на территории Турции военную базу Инжерлик, играющую ключевую роль в американских операциях в Ираке и Афганистане. Более 70% грузов, доставляемых в Ирак самолетами, поступает благодаря турецкому воздушному коридору. Без этой базы Вашингтону будет еще более проблематично реализовывать свою политику на Среднем и Ближнем Востоке.

Таким образом, исходя из прагматичного расчета, США никоим образом не заинтересованы в том, чтобы даже близко подступаться к «армянскому вопросу». Сегодня Армения, небогатое государство с трехмиллионным населением (и это только согласно данным официальной переписи, в реальности цифры еще ниже), фактически блокированное со стороны Азербайджана и Турции, не сможет стать для Вашингтона геополитической компенсацией за потерю такого союзника, как Анкара.

Учитывая же тот факт, что Конгресс США в отличие от российской Государственной думы не является «департаментом голосования» президентской администрации, играет серьезную роль в формировании внешнеполитической стратегии государства, необходимо признать важный тезис. Демократический «мессианизм» будет не просто сосуществовать вместе с геополитическим реализмом. Он наряду с ним будет определять внешнюю политику США. Соревнование этих двух подходов (и их диалектическое сочетание) во многом является ее сутью.

Второй не менее важный аспект, который высветили дискуссии вокруг резолюции № 252 - это внутриполитическое измерение американской внешней политики. Чрезвычайно показательно, что в спорах ни ее противники, ни ее горячие лоббисты, ни разу не были названы «врагами народа США» или «пятой колонной, мешающей реализации стратегических интересов государства». Внешнеполитическая дискуссия по узловым проблемам стратегии США - это норма, несмотря на все заявления о «сворачивании» демократии» в этой стране после 9/11. С одной стороны, геополитическая целесообразность, с другой, демократические принципы, на которых возникла сама Америка и которые она пытается нести по всему миру (насколько успешно - другой вопрос).

Вечный спор прагматиков и романтиков не менее важен, чем спор демократов и республиканцев (свои прагматики и романтики есть в обеих партиях). Он не исчезнет ни с уходом Обамы, ни с его переизбранием. Пытаться регулировать этот спор административными методами невозможно, ибо это перманентный спор о ценностях и «цене вопроса». В этой связи возможна даже уничтожающая критика оппонента, за исключением одного пункта. Его не будут представлять врагом нации и американского государства, а нелояльность президенту и его курсу не станет синонимом нелояльности стране.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG