Accessibility links

Модернизация по-югоосетински


Женщины прямо на глазах обретают новые права, и мужчины не пытаются с этим спорить

Женщины прямо на глазах обретают новые права, и мужчины не пытаются с этим спорить

ПРАГА---Эдуард Кокойты не будет баллотироваться на третий срок. Об этом он заявил в конце прошлого года, продемонстрировав уважение к конституции. Приличия соблюдены, хотя и не без лукавства: оппозиция по-прежнему лишена права вести политическую деятельность в Цхинвали.

Операция «преемник», какой бы формальной она ни казалась в условиях ограниченных возможностей для конкурентов, это все же лучше, чем пожизненное президентство по «многочисленным просьбам избирателей».

В этом году министр регионального развития Виктор Басаргин порадовал Владимира Путина неожиданной новостью – оказывается, процесс восстановления ЮО уже завершен, и с 2011 года начинается новый этап российской помощи – восстановление экономики. Это заявление вызвало, мягко говоря, недоумение у части местных жителей, встречавших уже третий Новый год в брезентовых палатках, несмотря на многомиллиардные российские трансферты, направленные на восстановление и строительство.

В этом году российское правительство меняет схему финансирования Южной Осетии. Теперь помощь будет поступать напрямую - от правительства к правительству без посредничества Министерства регионального развития России и «Южной дирекции». Многомиллионные подряды будут получать югоосетинские компании, укомплектованные местными же рабочими. Соответственно, им будут предъявляться все претензии.

Политический режим в этом году напоминал погоду в апреле.

Потеплело, когда выпустили на свободу Фатиму Маргиеву, и тут же похолодало, когда в тюрьме оказался ее сын. Избили Тимура Цховребова - снова холодно. Но не забили до смерти - и это уже примета оттепели.

Общество развивается, и это сложно не заметить.

Людей изменила жизнь в брезентовых палатках. Они начинают считать бюджетные деньги, придираться к срокам строительства. Дальше больше - их уже, видите ли, не устраивает несовершенство судебной системы и грубость сотрудников правоохранительных органов.

Одни возмущаются молча, под стаканчик вина в компании друзей. Другие - выходят с плакатами под президентские окна.

Власть замечает этот общественный зуд и больше не может почивать на лаврах победителя, даровавшего народу независимость.

Призыв президента сплотиться теснее, его слова о том, что расслабляться еще рано, что власть и общество всем миром добиваются очередных успехов, уже не работает. Люди явно потеряли веру в необходимость мобилизации и желание строиться шеренгами. Они хотят уютного жилья, материального благополучия и достоинства.

В одном из маленьких городских ресторанчиков я встретился по делу с очень деятельной, уважаемой местной дамой, ведущей культурные проекты. Одета она была просто: джинсы и майка. Ее грудь украшала надпись на английском. Я присмотрелся и, использовав свои скромные познания в английском, попытался перевести. Результат меня шокировал. «Женщины с такой грудью, как у меня, - гласила надпись, - не обращают внимания на таких парней, как ты». Еще пару лет назад ни одна женщина в Цхинвале не рискнула бы появиться на улице с подобным слоганом на одежде, будь даже он написан на суахили. А вдруг кто-то прочитает. А здесь английский, знатоков которого в городе, конечно, меньше, чем в каком-нибудь Манчестере, но все равно хватает. Женщины прямо на глазах обретают новые права, и мужчины не пытаются с этим спорить. Южная Осетия модернизируется, становится более свободной, я бы даже сказал, немного более европейской.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG