Accessibility links

Я помню как в детстве меня раздражал тост или присказка «Чтобы не было войны!» Она мне казалась пустым и дежурным ритуалом. Если вдруг меня, мальчишку, сажали за взрослый стол, я знал, что в какой-то момент один из участников застолья обязательно поднимет бокал с этими набившими оскомину словами. Кроме того, как, наверно, и любой мальчишка, обожавший носиться по дворовым закоулкам с деревянным автоматом или собственноручно вырезанным лобзиком из фанеры пистолетом, я считал, что война – это настоящее и важное дело для любого мужчины. И поэтому те, кто своими заунывными мантрами гнал прочь саму ее тень, казались мне лишенными мужества и мужской силы.

За последние 20 лет я повидал несколько войн, а на одной из них – чеченской проработал несколько лет корреспондентом. После всего увиденного я перестал понимать героику войны и смерти. Сегодня я уверен, что война не просто забирает жизни, мертвые, как говорится, сраму не имут, она покрывает позором живых, тяжким несмываемым пятном ложится на совесть любого народа.

Не хочу показаться самонадеянным, но мне кажется, что в одном судьба следующего года абсолютно предсказуема. Это будет год без войны. Есть формальные обязательства о неприменении силы, взятые президентом Грузии Михаилом Саакашвили и югоосетинским и абхазским лидерами. Многие скептики видят в этом лишь политический расчет. Пусть будет так. Какая бы корысть ни лежала в основании принятых решений, такого рода обязательства, данные перед лицом всего мира, нарушить просто так никто не сможет.

Но это лишь одна, и не главная причина моей уверенности в том, что 2011 для грузин, абхазов и осетин станет мирным годом. Очень многое меняется в головах. Везде мы можем услышать людей, до сих пор живущих мечтою о войне, которая поможет повергнуть врага. Но я уверен, что с каждым годом таких людей становится все меньше и все больше тех, для кого война стала синонимом собственной, часто невысказанной вины, отчаяния из-за невозможности повернуть время вспять и исправить роковые ошибки прошлого. Лозунг итальянских фашистов «Да, смерть!», который не в этой форме, а с использованием других слов, звучал на пространстве Кавказа 20 последних лет, на наших глазах меняется на простую формулу «Да, жизнь!».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG