Accessibility links

Как это будет? И как это было


Россия действительно на протяжении более десятка лет использовала де-факто независимое существование Абхазии как рычаг давления на Грузию

Россия действительно на протяжении более десятка лет использовала де-факто независимое существование Абхазии как рычаг давления на Грузию

СУХУМИ---Вчера в своем репортаже на «Эхо Кавказа» я остановился на прогнозах и прорицаниях, которые заполоняют обычно мировые масс-медиа в новогодние дни. Сегодня могу признаться, что он был для меня в какой-то мере вступлением к сегодняшнему, в котором собираюсь повести речь о некоторых прогнозах развития грузино-абхазских отношений.

Семь лет назад в тбилисском журнале «Дро мшвидобиса» («Время мира») были опубликованы материалы дискуссионного клуба, где, в частности рассматривалось пять возможных вариантов развития событий. Об этих вариантах, сформулированных грузинскими экспертами, затем писала тбилисская газета «Кавказский акцент», а спустя несколько месяцев и я комментировал их в сухумском еженедельнике «Эхо Абхазии».
Вот они.

«Первый. Абхазия выходит из состава Грузии. Такое решение, пришли к выводу участники дискуссии, соответствует национальному проекту абхазов, но маловероятно, поскольку совершенно неприемлемо для грузинской стороны и вряд ли по разным причинам устроит Россию.

Второй. Абхазия остается в составе Грузии с широкими автономными правами. Абхазы не согласятся добровольно на такую модель, российская сторона – скорее всего тоже, поскольку она в таком случае теряет рычаг давления на Грузию.

Третий. Нынешняя территория Абхазии делится между Грузией и Абхазией (или Россией). Сценарий кажется неприемлемым, но может оказаться (при давлении со стороны международных организаций) единственной возможностью решения проблемы.
Четвертый. Абхазия становится независимым суверенным, но дуалистическим (грузино-абхазским) государством. Такое государство мыслится после возвращения в Абхазию грузинских беженцев. Для нынешнего поколения грузин и абхазов этот вариант не очень приемлем, но еще в большей степени – для России.

Пятый. Продолжается консервация конфликта с сопутствующими ей проблемами. Такое положение совершенно не устраивает ни грузин, ни абхазов, но вполне устраивает Россию, которая в таких условиях вполне контролирует Абхазию и сохраняет влияние на Грузию».

Напомню, что так рассуждали грузинские политологи семь лет назад. Рассуждали довольно логично, хотя и не со всеми абсолютно их умозаключениями я согласен. Но главное, что сегодня, в начале 2011 года, можно сказать об этих пяти вариантах, – то, что не осуществился ни один из них. И это лишний раз подтверждает, что жизнь – не шахматная доска с 64 клетками, ее правила намного сложнее шахматных, и фигур в ней задействовано неизмеримо больше.

А еще вспоминается тот факт, что писатели-фантасты первой половины XIX века дружно изображали будущее царством гигантских паровых машин. Вот и политологи, пытаясь заглянуть в послезавтра, опираются на сегодняшние реалии, но не могут, как правило, учесть те реалии, которые появятся завтра. Ну, в самом деле, ведь как полагали все вплоть до появления в феврале 2008-го так называемого косовского прецедента: признание независимости мировым сообществом или есть, или его нет! (Случай с Северным Кипром рассматривался как уникальный и в расчет не брался). Но упомянутая дата открыла новую страницу мировой истории – частичного признания государств, и, вполне вероятно, Абхазия и Южная Осетия – далеко не последние записи на этой странице.

Та реальность, в которой Республика Абхазия существует в последние два с половиной года, после августа 2008-го, представляет из себя, на мой взгляд, симбиоз первого и пятого вариантов, которые рассматривались грузинскими аналитиками в конце 2003 года. Россия действительно на протяжении более десятка лет использовала де-факто независимое существование Абхазии как рычаг давления на Грузию, но к середине нулевых годов стало окончательно ясно, что на правительство Саакашвили этот рычаг действовать не будет, отношения между Москвой и Тбилиси все более накалялись…

В своей статье «Как это будет?», опубликованной в «ЭА» с продолжением в августе-сентябре 2004-го, я, отталкиваясь от пяти вариантов грузинских экспертов, подробно рассматривал два таких возможных сценария развития событий: новая полномасштабная грузино-абхазская война (высказывал убеждение, что она при любом развитии событий не приведет к достижению желаемого для Тбилиси) и мирное развитие отношений.
Одно неоспоримо: к сожалению, современный грузино-абхазский конфликт относится к числу тех, где невозможно найти «соломоново решение», в полной мере удовлетворяющее обе стороны. В этой ситуации ничего не остается делать, кроме как выбирать меньшее – для «общих интересов» – из зол.

А еще мне всегда, начиная с октября 1993 года, казалось: примирить неудовлетворенную сторону со статус-кво в нашем случае смогли бы, наверное, разве что такие глобальные потрясения, которые примирили с ним в 1945 году всех участников борьбы в предыдущие годы за Судеты, Силезию, «Данцигский коридор» и т. д. Но ох как бы не хотелось никому, уверен, из нас подобные потрясения переживать!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG