Accessibility links

Под огнем исламистов


Убийство муфтия Анавса Пшихачева, этнографа Аслана Ципинова и четырех медиумов в республике считают приведением в исполнение приговоров, вынесенных исламистами

Убийство муфтия Анавса Пшихачева, этнографа Аслана Ципинова и четырех медиумов в республике считают приведением в исполнение приговоров, вынесенных исламистами

ПРАГА---В Кабардино-Балкарии убийство видного общественного деятеля Аслана Ципинова радикально изменило отношение населения к исламскому подполью. В обществе раздаются призывы дать вооруженный отпор исламистам, некоторые «горячие» головы предлагают применить забытый обычай кровной мести к родственникам боевиков.

29 декабря в Кабардино-Балкарии у порога своего дома был убит Аслан Ципинов, этнограф, филолог, один из крупнейших в мире специалистов по черкесской культуре и фольклору.

Незадолго до убийства Ципинов был приговорен к смерти местным исламским подпольем, которое расценило его популяризацию черкесских традиций и обычаев как пропаганду язычества, говорит черкесский общественник, друг убитого этнографа Аслан Бешто:

«О том, что он был именно приговорен шариатским судом, утверждается на исламистских сайтах. Не было ничего такого. Человек умело возрождал национальные адыгско-черкесские традиции. Ведь пророк сказал: обычаи народа, принявшего ислам, становятся частью ислама».

До этого убийства акции исламистов в Кабардино-Балкарии были направлены против силовиков. Вооруженная борьба с представителями силовых ведомств вызывала сочувствие у значительной части населения, изнуренного полицейским произволом. Отношение к подполью радикально изменилось после убийства сначала муфтия Анавса Пшихачева 15 декабря, а затем и этнографа Аслана Ципинова.

Аслан Ципинов пользовался всеобщей любовью: его знание и популяризация забытых черкесских традиций воспринимались в среде соплеменников как значимый вклад в реконструкцию черкеской идентичности.

Поэтому убийство Аслана Ципинова было воспринято как покушение на традиционные устои и, в конечном счете, как прямой вызов обществу.

«Абсолютно разные слои общества, практически не пересекающиеся в обычной жизни, призывают к кровной мести. Они всех зовут. Нельзя это так оставить. Потому что ни один человек не чувствует себя защищенным. Есть такие более горячие головы, которые призывают организовать отряды самообороны, организоваться так, чтобы можно было отомстить», - говорит Аслан Бешто.

Председатель черкесского конгресса Руслан Кешев, напротив, не считает реставрацию института кровной мести проявлением дикости, но следствием беспомощности государства:

«Когда внутри страны все, кому угодно пытали свои интересы как-то реализовать, кровная месть являлась инструментом самозащиты в отсутствии централизованной власти. И то, что происходит сегодня, говорит о том, что никакой централизованной власти уже не существует, люди предоставлены самим себе».

Национальные общественные движения и исламские джамааты никогда не испытывали симпатий друг к другу. Отношение между ними, точнее отсутствие всяких отношений, можно обозначить как никем не подписанный, но действующий пакт о ненападении. Точнее, действовавший до убийства Аслана Ципинова.

В то же время в республике исключительно исламский след в убийстве Ципинова считают слишком простой версией преступления.

По мнению члена общественного совета при президенте Кабардино-Балкарии, эксперта Хаджиисмеля Тхагапсоева, мотивы этого преступление туманны, потому что, с одной стороны, не прозрачно государство, с другой стороны – все менее понятны действия тех, кого считают членами исламского подполья.

Мы сегодня наблюдаем странные коалиции или совместные проекты между лесом и городом. В происходящем угадывается стремление различных групп влияния использовать подполье в качестве инструмента политической борьбы за власть или некоего катализатора политических процессов.

Хаджиисмель Тхагапсоев говорит, что общество все больше погружается в хаос, и все менее очевиден смысл происходящих событий:

«Просматривается попытка какой-то экстремизм посеять. Если хочешь какие-то силы взять в руки, надо эти силы, ну, в тупик загнать».

События разворачиваются на фоне странной рефлексии федеральной власти, которая с легкостью записывают в ряды экстремистов и врагов государства всех, кто хоть в чем-то не согласен с нею.

В разряд экстремистских организаций, наряду с исламскими джамаатами, за последний год попали и черкесские национальные движения, которые выступают против олимпиады в Сочи и требуют признания геноцида черкесов во время Кавказской войны. И совершенно не важно, что их дискуссия с государством не выходит за рамки Конституции и международных норм.

Почему бы не столкнуть лбами тех, кого власть считает своими врагами! С учетом общеизвестных технологий российских силовых структур предположение выглядит вполне логично. Лидер национального движения «Адыге-Хасе» Кабардино-Балкарии Ибрагим Яганов говорит, что это предположение было бы более логичным, если бы речь шла о чужом враждебном государстве, а не о собственном доме.

Сейчас, по мнению Яганова, все усилия общественных сил должны быть направлены на то, чтобы погасить в обществе жажду ответного насилия и избежать кровавого хаоса:

«После вот этих событий, интернет был заполонен призывами провести митинги, вооружаться против мусульман. И все эти призывы были под неизвестными нам никами. Я думаю, это чистой воды провокация. Когда праздники пройдут, мы обязательно сделаем заявление, но никаких силовых и резких движений не будет. Любая дестабилизация ситуации дает очень большие полномочия силовым структурам. Ничего умнее они не смогли придумать, как обострить ситуацию, а потом переехать всех танками, и задача наших общественников, в том числе и религиозных деятелей, не допустить этой ситуации. Еще одной кавказской войны наш этнос просто не вынесет».

За последние двое суток в Кабардино-Балкарии убито четыре гадалки, которых исламисты обвинили в колдовстве.

На смену слухам о существовании расстрельных списков силовиков, пришли новые – о расстрельных списках исламского подполья, в которые внесено около 400 имен. Среди кандидатов на отстрел - общественные деятели, политики, даже школьные учителя.

Убийство муфтия Анавса Пшихачева, этнографа Аслана Ципинова и четырех медиумов в республике считают приведением в исполнение приговоров, вынесенных исламистами.
Правоохранители даже не попытались опровергнуть слухи, тем самым укрепив в обществе веру в существование расстрельных списков.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG