Accessibility links

Грузинские правозащитники об итогах года


Адвокат Гела Николеишвили акцентирует внимание на том, что по отношению к заключенным законодательство ужесточилось

Адвокат Гела Николеишвили акцентирует внимание на том, что по отношению к заключенным законодательство ужесточилось

ТБИЛИСИ---Новый 2011 и прошедший 2010 год расставляют для правозащитников Грузии новые акценты. Если новый год начинается с реакции на выселение беженцев, то прошлый год начинался с резких заявлений по поводу политических прав и свобод.

Первая критика в адрес Грузии прозвучала тогда в докладе Госдепартамена США о состоянии прав и свобод человека. Как отметили многие правозащитники, впервые после Розовой революции американское политическое ведомство настолько критично отозвалось о Грузии. Действительно, в первом же абзаце доклада за 2009 год указывается, что парламент Грузии был сформирован на основании выборов, которые были «неполными в своей приверженности к международным стандартам».

Как отметили правозащитники, в Грузии пока не изжиты нарушения, о которых говорилось в докладах международных организаций. В частности, речь идет о чрезмерном применении силы со стороны полиции, об арестах и задержаниях по политическим мотивам, о плохих условиях содержания и жестоком обращении с заключенными, об отсутствии независимой судебной системы. Подобные факты, наряду со многими другими, были указаны в отчете Госдепартамента США и международных правозащитных организаций – Freedom House, Human Rights Watch, Amnesty international.

Однако, как заявил Народный защитник Грузии Георгий Тугуши, доклады Госдепартамента и международных правозащитных организаций для него не стали неожиданностью, потому что офис омбудсмена тесно сотрудничает с дипломатическими миссиями и международными правозащитными организациями:

«Я бы не сказал, что в этом докладе были бы изложены факты, которых не было бы в моем отчете. Если честно, то я не могу сказать, что международные отчеты влияют на работу Народного защитника. Конечно, мы считаем, что это наша дополнительная сила и поддержка, когда мы видим, что наши отчеты отражаются в отчетах других авторитетных организаций, таких как Human Rights Watch, Amnesty International».

Если в отчетах за 2009 год в первую очередь упоминались митинги, которые проходили в мае - июне, то в 2010 году акценты сместились. Например, по мнению представителя Human Rights Watch на Южном Кавказе Георгия Гогия, в первую очередь следует обратить внимание на нарушения прав беженцев, выселенных с мест компактного поселения:

«Когда выселяли внутренне перемещенных лиц, нарушались права человека».

Впрочем, и прежние проблемы так же остаются для Грузии актуальными.

«Второе, на что мы будем обращать внимание, это свобода собраний и полицейское насилие, применение чрезмерной силы полицией, а так же будет речь идти о том, что 2 года спустя после грузино-российской августовской войны не наказаны люди, которые совершили нарушения международного гуманитарного права и прав человека. И так же речь будет идти о свободе слова и свободе медиа»,- сказал Георгий Гогия.

Представитель организации «Бывшие политзаключенные за права человека» Гела Николеишвили отмечает, что условия для правозащитной деятельности в стране ухудшились.

«В законодательной сфере произошли большие изменения, особенно это касается административного права: больше ограничений, выросли неадекватно штрафы. Новый уголовно-процессуальный кодекс был принят, который тоже ограничил защиту прав человека для адвокатов».

Новую Конституцию Грузии Николеишвили не считает прогрессивной, поскольку она обеспечивает пребывание у власти правящей партии. А именно эта партия, по мнению правозащитника, противодействует защите прав человека.

Руководитель организации «Приоритет прав человека» Лия Мухашаврия согласна в том, что самым важным событием 2010 года следует считать законодательные изменения, которые, при этом, власть с общественными организациями не обсудила.

«Я думаю, что события связанные с принятием изменений и дополнений в Конституции – самое важное. То что были внесены изменения вопреки общественному мнению и без общественного участия, и то участие общественности, и протест общественности не был выслушан».

Грузинские правозащитники об итогах года


По мнению Мухашаврия, в Грузии наметилась стагнация в сфере защиты прав человека. А правозащитник Эмиль Адельханов – единственный представитель организации Amnesty International в Грузии – еще более пессимистично оценивает ситуацию. Он обратил внимание на тот факт, что в Грузии появились политзаключенные. В частности, таковым он считает участника группы «7 ноября» Шалву Гогинашвили, которого обвинили в вооруженном нападении на полицию во время митинга 9 апреля. Между тем, на оперативных съемках было видно, что в руках Шалвы не было оружия, да и вещественных доказательств не было представлено в суде. Тем не менее, Шалва Гогинашвили получил 15 лет тюрьмы. Еще несколько участников митинга получили сроки от 4 до 7 лет по обвинению в хулиганстве и мошенничестве.

«Обвинения, не имеющие никакого отношения к этой демонстрации. Но, поскольку мы знаем, что часто бывают случаи, когда этим людям инкриминируют разные обвинения, чтобы только их посадить и напугать других, то возникают разные подозрения»,- говорит Адельханов.

Еще одно проблемное место – это пенетенциарная система. Адвокат Гела Николеишвили акцентирует внимание на том, что по отношению к заключенным законодательство ужесточилось.

«Сильно ограничена связь телефонная со своими родственниками. Если раньше они могли неограниченно разговаривать по телефону, то в настоящее время им сократили до двух звонков в месяц, а в тюрьмах – до трех звонков в месяц».

Правозащитник Эмиль Адельханов говорит о жестоком отношении к заключенным:

«Складывается такая картина: в полицейских участках людей не бьют, а вот там где они отбывают наказание, там их бьют по-прежнему. По моему, это у них такая традиция. Например, я знаю из двух источников, что если кто-то попадает в Хонскую колонию, то там просто по приходу происходит коллективное избиение, у них так просто принято».

Как отметил Народный защитник Грузии, в этом году его сотрудники побывали в трёхстах тюрьмах и других закрытых учреждениях. В результате были выявлены факты негуманного отношения к заключенным, пациентам психиатрических лечебниц, а также обитателям приютов для детей, инвалидов и престарелых.

«Были несколько фактов, в этом году и в прошлом, когда с заключенными обращались не надлежащим образом, их избивали. Я хочу отметить, что это не является проблемой всех пенитенциарных учреждений. Было много проблем с колонией в Гегути, потом – в Ксанском учреждении, а также в центральной лечебнице для заключенных. Так что эта тема всегда будет являться приоритетом для народного защитника».

Правозащитники отмечают, что три года назад их ограничили в праве посещать тюрьмы. Это произошло после того как была расформирована комиссия, которая занималась мониторингом мест заключения. Георгий Тугуши полагает, что правозащитники должны добиваться права посещения тюрем самостоятельно.

«Они пока только отмечают, что, вот, нет комиссии. Я думаю, они должны сами содействовать тому, чтобы перед ними открыли двери судебных учреждений. Конечно, народный защитник должен поддержать их, и я это обязательно сделаю. Но они сами должны поставить этот вопрос».

Координатор НПО «Центр прав человека» Анна Нацвлишвили считает, что такая постановка вопроса со стороны омбудсмена вполне справедлива:

«С этим можно было бы согласиться, потому что с нашей стороны не было такой коалиционной инициативы, это то, что мы должны сделать. Но на самом деле – это не самоцель, чтобы получить доступ, цель состоит в том, чтобы в тюрьмах не происходили пытки и другие вещи, которые противоречат грузинскому и международному законодательству», считает Анна Нацвлишвили.

Правозащитники подчёркивают, что со стороны государства нет реакции на те отчеты, которые готовят омбудсмен, местные НПО и международные правозащитные организации.

Это признаёт и сам омбудсмен Георгий Тугуши. При этом он подчёркивает, что большинство министерств и ведомств охотно предоставляют ему информацию.

«Но сотрудничество это одно, но для меня главное – как они исполняют рекомендации народного защитника. Вот тут более проблематично. Я не могу сказать, что мои рекомендации были проигнорированы, но многие рекомендации остались неосуществленными. Для меня это главная проблема».

Особо Тугуши отметил, что остались без внимания его рекомендации по местам лишения свободы.

«Все выявленные факты были пересланы в прокуратуру для расследования. К сожалению, там у нас тоже большие проблемы: очень часто расследования затягиваются и не приводят ни к какому результату, что для нас проблематично. Чтобы навсегда искоренить проблему бесчеловечного отношения, должны быть адекватно наказаны. У меня нет информации, чтобы кто-либо был наказан уголовно в этом году».

Анна Нацвлишвили утверждает, что без наказаний нарушителей прав человека невозможно улучшить демократическую ситуацию в обществе.

По мнению Народного защитника Георгия Тугуши, в новом, 2011 году, среди приоритетов останется мониторинг закрытых учреждений – тюрем, психиатрических лечебниц, приютов для несовершеннолетних и престарелых.

«Мы собираемся начать работу с беженцами, живущими в частном секторе, это не те, кто живет в компактных центрах. Мы будем продолжать работу над правами религиозных и этнических меньшинств, будем работать над защитой прав на улице».

Кроме того, по мнению Тугуши, следующий год должен стать решающим – необходимо привести ситуацию в тюрьмах в соответствие с требованием нового Кодекса о содержании людей в неволе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG