Accessibility links

Война нервов


Возникает ощущение, что началась война нервов. И беженцы в этой войне – опять жертвы

Возникает ощущение, что началась война нервов. И беженцы в этой войне – опять жертвы

ТБИЛИСИ---Часть беженцев в Тбилиси продолжают жить в подвешенном состоянии. Министерство по делам беженцев из оккупированных территорий и расселению с 15 января обещало возобновить их переселение в регионы страны. С минувшей субботы беженцы ждут, что к ним нагрянут люди из министерства с требованием покинуть занимаемую жилплощадь.

«Ждем выдворения. Нервничаю всю ночь. А утром выгляну во двор - убедиться, что никто не пришел за нами, и только потом иду спать», - говорит беженка из Абхазии, живущая в Тбилиси в одном из мест компактного проживания. Таких, как она, томящихся в ожидании переселения, сегодня в Тбилиси более 3 000 человек. Некоторые из них продолжают периодически собираться перед зданием парламента или Министерства по делам беженцев, но и те, кто выходят на улицу с протестом, и те, кто остаются дома, уверены: власти свое решение не пересмотрят.

В министерстве, между тем, продолжают твердить, что беженцев не выселяют, а переселяют, что они предупреждены, и теперь чиновники ждут от них обращения за помощью в перевозке вещей в их новые жилища. В ведомстве Кобы Субелиани как будто забыли о том, что большинство беженцев не согласны с выдворением из Тбилиси.

Слушать


Возникает ощущение, что началась война нервов. И беженцы в этой войне – опять жертвы. Психолог Гага Нижарадзе говорит о том, что такая неясность, подвешенность в воздухе, вызывает у людей искаженное восприятие происходящего. Человек просто перестает видеть позитивное:

«Это называется тревогой. Выражается в постоянной апатии, раздражительности. Может перерасти в агрессию. Неясность – это фактор, который вызывает серьезный стресс в человеке. В этом случае, когда человеку обещаешь что-то сделать и не делаешь - это даже хуже, чем плохое решение. Определенность, какая бы она ни была, играет более положительную роль, нежели растянутая во времени неясность».

С мнением, что лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас, согласна психолог фонда «Глобальная инициатива в психиатрии» Джана Джавахишвили. У нее многолетний опыт работы с беженцами. Психолог отмечает, что, к сожалению, к состоянию «сидения на чемоданах» беженцам не привыкать:

«Это свойственно травмированным войной людям. Они не воспринимают правду, реальность. Когда в 90-ых годах мы работали с беженцами, они нам часто говорили: «Вот вы придете на следующей неделе, а мы уже будем в своих домах в Абхазии или в Цхинвали». Такие ожидания сыграли очень негативную роль в процессе адаптации. И хотя сейчас психологическое состояние беженцев не так драматично, как тогда, но и нынешняя ситуация не помогает сохранять психологическое здоровье. Лучше, чтобы кризис был преодолен».

Джана Джавахишвили отмечает, что такой политикой власти усугубляют синдром недоверия к себе. Сложившую ситуацию она объясняет отсутствием хорошего менеджмента. По словам психолога, плохое планирование – это проблема не только ведомства Субелиани, но и всех остальных государственных структур Грузии.
XS
SM
MD
LG