Accessibility links

Женщины Южной Осетии берут "бразды управления"


Еще несколько лет назад в Южной Осетии женщина за рулем была, мягко говоря, в диковинку

Еще несколько лет назад в Южной Осетии женщина за рулем была, мягко говоря, в диковинку

ЦХИНВАЛИ--В рубрике «Здесь живут люди» мы даем сегодня репортаж из Цхинвали. Город переживает настоящий бум. Его жители «осадили» единственную городскую автошколу, осваивая искусство вождения. Удивительно то, что подавляющее большинство желающих учиться – женщины. Наш корреспондент Зарина Санакоева проехалась сегодня в учебном автомобиле с преподавателем и его ученицей.

Еще несколько лет назад в Южной Осетии женщина за рулем была, мягко говоря, в диковинку. За последние два года ситуация не просто изменилась - произошел настоящий перелом. Перелом настолько значительный, что единственная в республике автошкола, которая раньше вела спокойную и размеренную жизнь, обучая представителей сильного пола, стала просто захлебываться от наплыва представительниц пола прекрасного. 99% желающих освоить навыки вождения - женщины. Попадаются, конечно, и мужчины, но, в основном, это подростки, старшеклассники. Они, кстати, приходят в автошколу совсем не для того, чтобы чему-то научиться. Как правило, молодые люди водить уже умеют, но у них еще нет «ресурсов», - денег или необходимых связей, - чтобы получить права без экзаменов.

В результате преподаватели автошколы, которых, кстати, только двое, работают, не покладая рук – от рассвета до заката. Эдуард Цховребов - один из них, его знают все в городе. Он рассказывает, что сейчас автошкола дает только навыки вождения. Для преподавания теории необходим класс, а для школы здания нет:

«Много желающих учиться, но у нас помещения нет. Палатка, в которой проводили занятия по теории, пришла в негодность. Нам сказали найти какой-нибудь частный дом, и снять его. Но классы - по 40 человек, где мы такой дом найдем? А так, очень много желающих, больше 60 человек ждут очереди».

Слушать


Устроившись на заднем сиденье учебной «семерки», я набираю в легкие побольше воздуха. Через несколько минут движения чувствую, что вспотели ладони. У ученицы Сюзанны сегодняшний урок – только третий по счету, а едем мы по улицам, вдоль которых прорыты котлованы по меньшей мере трехметровой глубины. В городе меняют все подземные коммуникации. Я спрашиваю Эдуарда, не тяжело ли ему в таких условиях обучать вождению. Но он коротко отвечает, что чем труднее ученику, тем лучше результат, хотя машину, конечно, жалко. Эдуард известен в городе тем, что к своей машине относится очень бережно, почти как к другу.

Норма для преподавателей - 5 уроков вождения в день, но поскольку поток желающих не иссякает, после обеда они дают частные уроки вождения, без теории.

Агунда - одна из бывших учениц Эдуарда. Говорит, что ей повезло больше, чем девушкам, которые пошли учиться сейчас. Раньше у школы и помещение было - военная палатка, и улицы не успели разрыть:

«Слава Богу, я ходила в автошколу летом. А летом, знаете, какие были проблемы с этими открытыми канализационными люками? Но, конечно, по сравнению с тем, что сейчас творится, те проблемы были вообще незначительны. Сейчас бы я не позавидовала тем, кто учится водить».

Покатавшись в «учебке» минут 10, прошу высадить меня на ближайшем углу. Поблагодарив учителя вождения и его ученицу, выхожу из машины не глядя - после пережитого стресса нет сил обращать на что-то внимание. Попадаю прямиком в грязь. В очередной раз пытаюсь понять, как все же легче передвигаться по перепаханным улицам - на машине или на своих двоих?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG