Accessibility links

Генри Резник: «Задержание Лакоба было неоправданным»


Адвокат Генри Резник в московском бюро Радио Свобода (из архива)

Адвокат Генри Резник в московском бюро Радио Свобода (из архива)

Арест председателя Народной партии Абхазии Якуба Лакоба вечером 21 января, хоть и оказался кратковременным, вызвал бурную реакцию не только в самопровозглашенной республике, но и за ее пределами. Напомним: лидер Народной партии был задержан по обвинению в клевете на главу Счетной палаты России Сергея Степашина. Однако, Генеральная прокуратура Абхазии сочла задержание Лакоба безосновательным и спустя два дня освободила его из-под стражи.

Как соотносится мера пресечения «арест» с обвинением в клевете? Является ли клевета уголовным преступлением? Чтобы узнать, какова мировая практика, наш главный редактор Андрей Бабицкий связался с известным российским адвокатом Генри Резником, который находится сейчас в Париже.

«Эхо Кавказа»: Генри Маркович, скажите, насколько, на ваш взгляд, оправдана такая мера пресечения, как арест за клевету на должностное лицо?

Генри Резник: Она не просто неоправданна, а, с точки зрения мировых стандартов, это вообще определенная дикость. В принципе весьма проблематично привлечение к уголовной ответственности за клевету. В большинстве стран клевета декриминализована и все отношения по распространению недостоверных, порочащих сведений, переведены в гражданско-правовую плоскость. Например, в 2002 году, декриминализировала норму о клевете Украина. Второе - для меня сомнительно, что возбуждение этого дела произошло по заявлению Степашина. Насколько я знаю Сергея Владимировича, он вообще не порадовался такой вот акции. Даже там, где формально сохранилась уголовная ответственность за клевету, последние сорок лет в Европе не осуждался к лишению свободы за клевету ни один человек. Сама по себе возможность назначения лишения свободы - это абсолютный анахронизм. Я не знаю, какая именно формула состава клеветы в Абхазии, но все-таки думаю, что она не отличается от российского Уголовного кодекса. Это абсолютный нонсенс, это просто-напросто позорная акция. И непонятно, чем эта мера пресечения обосновывается. Вот человек, который что-то там сказал, брякнул, высказал свое мнение. В этом будет разбираться суд. Но какие основания для того, чтобы прятать его в следственную тюрьму? Совершенно непонятно.

«Эхо Кавказа»: Генри Маркович, здесь есть еще один очень интересный момент. Дело в том, что Сергей Степашин – иностранец. Насколько правомерно возбуждение уголовного дела по клевете на гражданина иностранного государства?

Генри Резник: Вообще-то это возможно. По той причине, что всеми правами обладает не только гражданин данного государства. Например, по нашей конституции, если нарушаются права своего гражданина, либо гражданина иного государства, написано - каждый имеет право. Но мне интересно, само по себе возбуждение этого дела, оно что, по заявлению Степашина? Вот это довольно любопытно.

«Эхо Кавказа»: Это кажется весьма сомнительным, честно говоря.

Генри Резник: Я вообще, честно говоря, это исключаю просто-напросто. Это наводит на очень грустные размышления о том, что, безусловно, в возбуждении такого дела имеется политическая мотивация.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG