Accessibility links

«Freedom House»: кто свободен, а кто нет


Начиная с 1973 года, эта структура ежегодно публикует доклады под названием «Свобода в мире». В январе увидело свет ее новое исследование

Начиная с 1973 года, эта структура ежегодно публикует доклады под названием «Свобода в мире». В январе увидело свет ее новое исследование

ВЗГЛЯД ИЗ ВАШИНГТОНА---Можно ли адекватно измерить не уровень производительности труда или прибыльности предприятия, не бюджетный дефицит, а качество свободы и демократии? На этот непростой вопрос влиятельная организация «Freedom House» дает положительный ответ. Начиная с 1973 года, эта структура ежегодно публикует доклады под названием «Свобода в мире». В январе увидело свет ее новое исследование.

Для того, чтобы рассмотреть подробно методику и методологию ежегодных докладов «Freedom House», потребуется не один комментарий, а, как минимум, серия солидных академических статей. Остановимся лишь на трех принципиально важных тезисах. Первый - география измерения демократии для данного проекта - весь земной шар, а именно 194 страны и 14 так называемых «стратегических территорий», то есть образований с неопределенным статусом, которых на Кавказе целых 3! Почти пятая часть всех непризнанных республик в современном мире. Второй - оценка производится по двум категориям - политические и гражданские права. Третий - итоговая оценка выставляется на основе экспертных заключений, а все страны при этом подразделяются на 3 группы - свободные, частично свободные и несвободные. Каким же на общем фоне выглядит Кавказский регион?

Слушать


Скажем прямо, если следовать оценкам «Freedom House», то со свободой и демократией в регионе, как говорили в старые советские времена, «напряженка». К «частично свободным» образованиям были отнесены Грузия, Армения и Абхазия (которую рассматривают в качестве одной из «стратегических территорий»), к несвободным - Азербайджан, Южная Осетия и Нагорный Карабах. Что же касается России (также имеющей в своем составе 7 республик Северного Кавказа), то ее оценки, конечно же, Кавказом не ограничиваются. Здесь вопросы независимости суда (в связи с процессом по делу Ходорковского) или свободы СМИ выходят на первый план по сравнению с чисто региональной проблематикой. В этой связи неизбежно возникает вопрос: насколько репрезентативны оценки известной организации, претендующей на роль «измерительного прибора» для определения эталонов демократии?

Говоря о ценности работы «Freedom House», следует отметить большой объем эмпирической работы, которая полезна сама по себе для любого научного и прикладного исследования. Любой специалист по Грузии, Армении или по Азербайджану, встретит в докладе много полезного материала для понимания ситуации в этих странах. Однако далее начинаются нюансы, детали, вопросы. Исследование глубины свободы и выставление рейтингов опираются на выводы аналитиков и «академических советников высокого уровня». Так прямо говорится в текстах «Freedom House». Не праздный вопрос: а кто и как измерял их «высоту», качество академических знаний, а также свободу от политических и личных симпатий/антипатий? Если никто, то субъективизм в докладах, как говорится, прилагается в «пакете».

Впрочем, не будем голословными. Так, в ежегодном докладе Абхазия и Грузия оказались в ряду «частично свободных» образований, а Южная Осетия в числе «несвободных». При этом сами представители «Freedom House» подчеркивают: «Грузинские власти не предприняли практически никаких шагов для того, чтобы опровергнуть широко распространенное мнение о том, что правительство, а не судебная власть, принимает решения по тем или иным судебным процессам. И что Министерство внутренних дел никому не подотчетно и ставит себя над законом». Интересно то, что конституционные реформы в Грузии, фактической целью которых является пролонгирование власти Михаила Саакашвили, не получили должного внимания в докладе, как и тот факт, что в Южной Осетии власти не пошли на третий срок для Эдуарда Кокойты.

В любом случае помещение в одну категорию Абхазии и Грузии крайне любопытно. В прошлые годы Грузию на Западе позиционировали как «маяк демократии» и самую «продвинутую» страну в Закавказье. Оказывается, Абхазия не так уж далеко отстоит от Грузии. По крайней мере, теперь грузинским политикам будет трудно апеллировать к своему более «высокому статусу» по сравнению с «агрессивными сепаратистами».

А вот Азербайджану, напротив, работа облегчена. Ранее одним из любимых аргументов армянских политиков был тезис о Нагорном Карабахе, как об «оазисе демократии» на Южном Кавказе. Ранее, по данным «Freedom House», НКР всегда «обгоняла» Баку по уровню свободы. В 2011 году они сравнялись, хотя из самого доклада неясно почему. В данном случае мы не будем спорить о статусе НКР. Просто непонятно, какими критериями руководствовались аналитики? Если проведением выборов, то парламентская кампания была и в НКР, и в Азербайджане. В последнем, правда, президент изменил конституцию, открыв возможность занимать свой пост без временных ограничений. В НКР же ничего подобного не было. А теперь, оказывается, что несвободны оба.

Однако все факты, приведенные выше, не означают бесполезности исследований уровня свободы. Такие работы должны проводиться. И хорошо, если бы они проводились с помощью альтернативных и более корректных критериев. Следовательно, признавая серьезные изъяны доклада «Свобода в мире», не следует говорить о демократии только как об инструменте внешнего давления и вмешательства. Просто это явление гораздо более сложное, чем ежегодный доклад группы аналитиков.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG