Accessibility links

Искусство из подполья


На небольшой улице Расула Рза, которую в свое время называли Пассаж, по имени расположенного здесь пассажа, теперь уже не бывает многолюдно

На небольшой улице Расула Рза, которую в свое время называли Пассаж, по имени расположенного здесь пассажа, теперь уже не бывает многолюдно

БАКУ---Азербайджанские власти запретили художникам в Баку продавать свои картины в центре города. Продажа живописи должна вестись только в официальных галереях. В результате, уличное искусство азербайджанской столицы может, как в советские времена, быть окончательно вытеснено в подполье.

На небольшой улице Расула Рза, которую в свое время называли Пассаж, по имени расположенного здесь пассажа, теперь уже не бывает многолюдно. Потому что смотреть уже не на что, кроме дорогих магазинов и бутиков. Переселение с этой короткой и широкой улицы художников и торговцев, которые выставляли здесь свои картины и сувениры для туристов, словно еще больше отдалило азербайджанское общество от этого вида искусства, которое и раньше не привлекало особого внимания к себе.

Уличное искусство «стрит-арт» - одно из самых знаменитых в мире. Есть города, которые благодарны за миллионные потоки туристов именно художникам. Достаточно вспомнить Монмартр в Париже, Квинс и Челси в Нью-Йорке, Арбат в Москве. Однако азербайджанским художникам, работающим и продающим свои картины на Пассаже, примыкающем к главной «прогулочной» улице Торговой, которая официально называется Низами, такой благодарности испытать не довелось.

«Если душа дэва по азербайджанским сказкам заключена в бутылке, то душа Баку была в этой улице», - говорит житель Баку Эльдар.

«Это радовало и горожан. Что толку гулять просто по улице? Оттого, что здесь поставили три горшка с цветами и два модерновых мусорных ящика, улица красивее и живее не стала…»

Один из бывших художников Пассажа Мубариз Шахвердиев говорит, что если гость столицы Азербайджана не побывал на этой улице, значит, он не видел Баку:

«На этой улочке была такая неповторимая атмосфера, что ее нельзя назвать просто местом торговли картинами. Это был мирок искусства. Здесь турист из Латвии сказал мне: я не представлял себе, что в Баку может быть такая улица. У него создалось впечатление о нас, как о торговцах на рынках Москвы, Ленинграда. Однако повидав Пассаж, он сказал – оказывается, и у вас есть интерес к искусству. А теперь что будут думать? Раз нет интереса, не создаем условий, значит, мы только способны торговать на базаре».

Мубариз Шахвердиев говорит, что общение художника с покупателем создает тот неповторимый контакт творца и потребителя искусства, который в корне отличается от процесса продажи произведения в салоне. Отличается и в нравственном, и в рыночном отношении:

«Продавая, художник знал, во сколько покупатель оценивает его картину. Например, ценитель живописи говорил – могу заплатить только это, на большее не хватит. Такому я с удовольствием продавал свою картину. Это давало удовлетворение. А теперь мы лишены работы. В салонах преследуют свои интересы, а не художника».

Искусствовед Зиядхан Алиев говорит, что продавать картины не то же самое, что и одежду:

«Во всем мире тех, кто занимается культурой, освобождают от налогов, даже, например, деловых людей, которые поддерживают проекты, связанные с искусством. Продавать произведения искусства не то же самое, что и гравий и цемент. Это средство, которое служит формированию хорошего вкуса у людей. Именно поэтому нельзя ставить это на одну доску с торговлей другого рода».

По мнению искусствоведа, художники должны получить возможность продолжать свое дело на Пассаже, пусть даже с определенными пошлинами.

По мнению арт-менеджера Фариды Аллахвердиевой, убрав с улицы выставку продажу картин, чиновники продемонстрировали свое отношение к искусству и уровень его восприятия:

«Если есть уличная торговля, продаются картины, то это в каком-то смысле увеличивало потребность в живописи, графике. Например, считается, что голландская художественная школа больше востребована именно потому, что очень близка к народу. Если искусство убрать с улиц, хочешь-не хочешь оно потеряет связь с народом. А это понижает уровень восприятия искусства людьми».

Фарида Аллахвердиева говорит, что в Азербайджане выставки и вернисажи не особенно популярны, поэтому продажа картин на открытом воздухе была одновременно и выставкой:

«Когда продажа происходит на открытом воздухе, в местах доступных для самых широких масс людей, это волей-неволей служит знакомству человека с искусством. Самый оптимальный вариант – вернуть художников на свое место. Они стали спецификой улицы, она считалась улицей искусства».

Руководитель пресс-службы департамента торговли и услуг исполнительной власти города Баку Алиаббас Багиров сказал некоторое время назад Радио Азадлыг, что с торговлей картинами на улицах покончено, потому что художники занимались незаконной уличной торговлей:

«На основании указания главы исполнительной власти Баку все это запрещено, поскольку является незаконной уличной торговлей».

Действующее в Азербайджане законодательство не запрещает уличную торговлю в стране, а регулирует его. Такой вид торговли регулируется «Правилами ведения передвижной (сезонной) торговли и услуг в городе Баку». Согласно этому нормативному акту, в перечне запрещенной деятельности нет слов «картины», «произведения живописи». В этом перечне в основном перечисляются продукты питания и несколько электроприборов.

Ведь произведение искусства не предмет, который, как написано в правилах, «портится и создает проблемы санитарного характера», а его «определенные свойства» не «нуждаются в особой проверке».

В настоящее время художники, которые раньше выставляли свои картины на продажу, рассеялись. Мубариз Шахвердиев говорит, что их жалобы остались безответными на всех уровнях – с самого низшего и до администрации президента. Это - признак равнодушия, и оно уже повлияло на молодых художников:

«Новое поколение восприняло это как запрет, или не знаю что... Они видят, что за муки испытывают немолодые художники, и не захотят испытать то же самое».

Мубариз Шахвердиев говорит, что недавно им предложили место в Ичери-шехер, старом Внутреннем городе. Но за место запросили такую долю, что им оказалось не по карману.
XS
SM
MD
LG