Accessibility links

СУХУМИ---Всего сутки в СИЗО провел лидер Народной партии Якуб Лакоба по открытому Генпрокуратурой уголовному делу по статье «Клевета» в отношении председателя Счетной палаты России Сергея Степашина. Но этого времени оказалось достаточно, чтобы ощутить - мы теперь живем в другой стране.

До сих пор за все годы современной абхазской государственности ни один гражданин этой страны не лишался свободы ни за политическую, ни за журналистскую деятельность. В свое время эта мера не применялась даже в отношении членов коллаборационистского «Комитета спасения Абхазии», действовавшего во время грузино-абхазской войны на оккупированной части территории. Свобода слова и отсутствие политзаключенных были предметом нашей всеобщей, в том числе и власти, гордости. Однако, похоже, об этой составляющей, без которой немыслимо нормальное развитие любого государства, теперь придется забыть. В Абхазию попало слишком много шальных денег, и обществу крайне опасно, с точки зрения руководства страны, знать, куда и на что они расходуются.

Слушать


Якуб Лакоба фактически говорил о коррупции, то есть об отчете, подготовленном совместной комиссией Счетной палаты России и абхазского парламента. В нем почти каждый абзац – это готовая прелюдия к уголовному делу с последующей отставкой правительства, увольнением половины президентской администрации и предоставлением камер «с видом на море» различным подрядчикам и их кураторам, столь вольготно осваивавшим российскую финансовую помощь Абхазии. Отчет отчетом, но у главы Счетной палаты Сергей Степашина, хоть и была им названа сумма в 347 миллионов рублей, ушедших налево, все-таки политическая составляющая взяла верх, и он «жуликов в Абхазии не нашел». За что, собственно говоря, и получил отповедь Якуба Лакоба, сделанную со свойственной ему эксцентричностью.

Степашин, как говорят осведомленные люди, обиделся. И оказалось достаточным его телефонного звонка, чтобы не только завести уголовное дело против Якуба Лакоба, но и собрать по этому поводу внеочередное собрание проправительственной партии «Единая Абхазия», навешать на Якуба сперва ярлык агента иностранной спецслужбы, а затем по горячим следам надеть на него наручники. Оперативность впечатляющая. Лакоба посадили без всякого заявления, ограничившись телефонным звонком «потерпевшего», словно тот вызвал такси.

Впрочем, все это объяснимо. Чего не сделаешь для кормящей руки, то есть для Степашина? Сделаешь все, даже одолжишь у сталинско-бериевской дробилки термин «враг народа». Термин, кстати, хорошо отработанный на роде Лакоба, обернувшийся для семьи десятками расстрелянных и замученных в лагерях.

«Тот, кто выступает против России, тот враг Абхазии»; «Тот, кто критикует российских чиновников, тот преступник». Это лозунги не тридцатых годов прошлого столетия, эти слова с высокой трибуны звучат в сегодняшней Абхазии. Разыгрывая антироссийскую карту, власть пытается заглушить общественное недовольство той зашкаливающей за все рамки приличия коррупцией, уже поставившей под сомнение возможность Абхазии стать нормальной страной.

По логике власти выходит, что тот, кто обкрадывает свой народ – герой.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG