Accessibility links

Власти Ингушетии заказали сюжеты о "плохих" и "хороших" ингушах


Видеосюжеты о «плохих» и «хороших» ингушах должны, по мнению главы республики, внимательно рассматриваться большим парткомом старейшин и другими, младшими по званию «парткомами»

Видеосюжеты о «плохих» и «хороших» ингушах должны, по мнению главы республики, внимательно рассматриваться большим парткомом старейшин и другими, младшими по званию «парткомами»

Ингушские власти решили прибегнуть к новому способу влияния на соплеменников, проживающих за пределами республики. Видеосюжеты о «плохих» и «хороших» ингушах должны, по мнению главы республики, внимательно рассматриваться большим парткомом старейшин и другими, младшими по званию «парткомами».

Съемки видеороликов об успешных и проблемных ингушах, по мнению республиканских властей, должны положительно повлиять на поведение и образ жизни ингушской диаспоры в России.

Неожиданно попалось на глаза сообщение о новой, не побоюсь ее так назвать, инициативе ингушских властей. И к нам пришла, наконец, цивилизация. Нет, пока еще не в виде нанотехнологий, но и они, думаю, не за горами. К нам в гости постучался его величество кинематограф. Причем не в каком-нибудь затрапезном, устаревшем формате, а в самом что ни на есть новаторском. У нас не будут снимать дурацких сериалов со всякими напомаженными охами и ахами, не станут морочить голову зрителям историями про честных и благородных ментов, пройдут мимо такого выигрышного жанра, как историческое повествование о красотах Кавказа и его славных богатырях.

Мудрая власть решила совместить полезное с приятным – дать своего рода срез времени, представив на суд зрителя портрет современника и вложив в начинание великий воспитательный смысл. Ингушские эйзенштейны и дзиги вертовы, по зову властей, разъедутся по всем уголкам необъятной России, чтобы запечатлеть земляков – и тех, кто славит нашу маленькую родину, и тех, кто ее позорит. Чтобы хорошими восхищались, а плохих, как это водится, осуждали.

Юнус-Бек Евкуров, не таясь, рассказал соотечественникам, как будет работать «самое великое из искусств» во благо Ингушетии: «Был случай, когда два парня были давно отчислены из института, а их родители и не знали об этом. Бывшие студенты остались в столице и занимались грабежами. Только когда попались, тайное стало явью. Мой представитель побывал в следственном изоляторе, где содержались молодые люди, отснял видеоматериал, который был показан общественности и родственникам парней». Надо полагать, после такого удара обеспокоенные родители вернули отпрысков на путь истинный.

Но размах замысла не ограничен сюжетами про учащуюся молодежь или про каких-нибудь рабочих и крестьян. Вездесущая камера проникнет за тюремные стены и покажет осужденных боевиков-ваххабитов.

Слушать


Но все же что-то в этой новации мне кажется недодуманным. Да, стыдить заблудших и отмечать заслуженных - дело очень правильное. Но может, с «важнейшим из искусств» несколько поторопились? Возьмем, к примеру, процитированную историю про отчисленных парней. Допустим, родители не знали. Что изменится от того, что они узнали? Сами пойдут доучиваться за своих нерадивых отроков, или те вернутся на студенческую скамью?

Последнее кажется более предпочтительным, но, увы, никто не может знать, располагают ли означенные родители необходимым для столь душеспасительного дела объемом денежных знаков. Или возьмем тех же боевиков, чьи свирепые лица смогут лицезреть отныне их более мирные соплеменники. В большинстве своем они выбирали лес сознательно, раскаяние среди воинов Аллаха – совсем не в моде. Могут, конечно, снять какого-нибудь несчастного салафита, который под пытками признается, что он - посланник самого дьявола, но вряд ли это будет убедительно.

А те, кого примутся расхваливать – дескать, вот он морально-нравственный пример для ингушского общества, – они, думаете, возликуют? Тоже сомневаюсь.

Традиционное ингушское общество не любит публичности. Горец должен скрывать от окружающих свои горести и сдержанно реагировать на радость. Символом закрытости можно назвать ингушские заборы и ворота - их высота и массивность ограничены лишь финансовыми возможностями хозяина, а отнюдь не его желанием. Будь его воля, он поместил бы свое жилище под непроницаемый купол. Даже самый неимущий ингуш сочтет себя опозоренным, если его забор окажется ниже 2,5 метров. Когда-то ограда не только метила частную собственность, но и выполняла оборонительную функцию. Сегодня, она стала знаком, указывающим на социальный статус владельца дома, его обеспеченность. Но основная роль забора с древнейших времен остается неизменной. Он является хранителем семейных тайн, делает горе и радость тех, кто живет за его стенами, недоступными для постороннего и любопытного глаза.

Власть решила вторгнуться в жизнь своих граждан – успешных и не очень, ленивых, трудолюбивых, честных и лживых. При этом свою чиновную жизнь она открывать не торопится. При обсуждении этой новости на форумах многие задавались вопросом: «А не лучше ли снимать ролики о чиновниках, поменявших в одночасье старенький «Москвич» на «Мерседес»? Вот это была бы потеха!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG