Accessibility links

Ельцин и Абхазия


На российских телеканалах чередой идут телефильмы о жизни Ельцина в связи с 80-летием со дня его рождения

На российских телеканалах чередой идут телефильмы о жизни Ельцина в связи с 80-летием со дня его рождения

СУХУМИ---Завтра, 1 февраля, в Екатеринбурге намечено открытие памятника первому президенту России Борису Ельцину. На российских телеканалах чередой идут телефильмы о жизни Ельцина в связи с 80-летием со дня его рождения.

Между тем, как сообщают СМИ, в прошлую пятницу на здании в Екатеринбурге, где жил Борис Николаевич, в ходе совместной акции КПРФ и Союза коммунистической молодёжи России была прикреплена скотчем и лишь спустя значительное время снята неизвестными «мемориальная доска» из пенопласта, обклеенного "под гранит". На доске были перечислены его основные "достижения": "За время правления Б.Н. Ельцина приватизирована большая часть народных предприятий, уровень жизни россиян снизился в 2,5 раза, за чертой бедности оказались 64% населения России, развязана война в Чечне (погибло 160 тысяч человек), совершено 26 крупных терактов (более 700 человек погибло), население страны уменьшилось на 7,7 миллиона человек".

Но коммунисты – ладно, было бы странным ожидать от них другого отношения к человеку, демонстративно, на съезде, вышедшему из КПСС, а затем и запретившему ее. А еще – «развалившему великую страну – СССР». Но последнее обвинение разделяют с коммунистами и куда более широкие круги общественности в России, да и не только в России.

Независимо от того, считать ли, как российские «державники», распад СССР величайшей трагедией, геополитической катастрофой, или, наоборот, благом для освободившихся народов, люди, сводящие главную причину таких событий к личности того или иного политика, или группы политиков, выказывают этим, по моему глубокому убеждению, примитивизм мышления. «Державники» с таким складом ума любят поносить Ельцина за «Беловежский сговор» в декабре 91-го, и им даже не приходит в голову предположить, что не будь его, этого «сговора», Советский Союз, скорее всего, просто распадался бы дольше, мучительней и кровавей.

Благостные речи в связи с завтрашним юбилеем, конечно, вступают в явное противоречие с получившим в последние годы активное распространение выражением «ельцинская Россия», которое, по мысли его авторов, символизирует весь негатив «лихих 90-х». Но и тут хулители Ельцина не понимают, не хотят понимать, что только обладатель волшебной палочки, став у руля российского государства в начале 90-х, смог бы враз остановить погружение вниз экономики страны, накормить всех голодных и примирить всех враждующих.

Слушать


Из всего сказанного вовсе не следует, что мое личное отношение к Ельцину однозначно положительное. Отдавая ему безусловное предпочтение перед Горбачевым – «правителем слабым и лукавым», не могу не предъявить ему вместе с подавляющим большинством жителей Абхазии серьезные претензии как политику, вовлеченному в грузино-абхазское урегулирование. В абхазском обществе распространено убеждение, что в июле 92-го на встрече в Дагомысе Ельцин дал карт-бланш Эдуарду Шеварднадзе на введение войск в Абхазию и развязывание тем самым грузино-абхазской войны.

Документальных подтверждений этому никем не представлено, тем более что по другим эпизодам мы можем судить об Эдуарде Амвросиевиче как о мастере выдавать желаемое ему за действительное и трактовать все по-своему. Но, так или иначе, 3 сентября 92-го встреча в Москве, которая могла бы положить конец завязавшейся в Абхазии кровавой бойне, прошла по сценарию, явно написанному в угоду Шеварднадзе.

Не без помощи ряда сочувствовавших абхазам российских генералов, в частности, и приближенного к Ельцину Коржакова, Абхазия продолжила, тем не менее, отчаянное сопротивление. Россию, тем временем, сотрясали внутренние неурядицы и противоборства; достаточно сказать, что штурм абхазской армией Дома правительства в Сухуме почти совпал по времени со штурмом Госдумы в Москве.

После военной победы Абхазии Ельцин вновь предпринимал попытки помочь «другу Эдуарду» – с помощью бессмысленной и беспощадной блокады нашей непризнанной республики. Единственным результатом ее стало все более негативное восприятие Бориса Николаевича в Абхазии.

Помню, самый жесткий за все годы нашего общения разговор со мной первого президента Абхазии Владислава Ардзинба (а может, и вообще единственный жесткий) состоялся в январе 1998 года, когда на первой полосе еженедельника «Эхо Абхазии» я опубликовал раздобытый где-то фотоснимок, на котором они с Ельциным стоят, пожимая друг другу руки и улыбаясь. Может быть, дело было и в некоторых дополнительных, привходящих обстоятельствах, но у меня сложилось ощущение, будто бы Владиславу Григорьевичу казалось, что этот нигде ранее не публиковавшийся снимок вместе с президентом великой страны мог дискредитировать его в глазах абхазской общественности…

Из обвинений, предъявленных Ельцину на «доске позора» из пенопласта, соглашусь, пожалуй, лишь с одним – в начале войны в 94-м в Чечне. Хотя не удивлюсь, узнав, что именно это решение – «предотвратившее процесс распада России» – и ставится, может быть, ему единственно в заслугу российскими «державниками».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG