Accessibility links

Родион Хагба, певец и крестьянин


Сейчас Родион Хагба поёт в хоровой капелле, работает солистом Госфилармонии, а летом постоянно даёт концерты в Пицундском храме под аккомпанемент органа

Сейчас Родион Хагба поёт в хоровой капелле, работает солистом Госфилармонии, а летом постоянно даёт концерты в Пицундском храме под аккомпанемент органа

СУХУМИ---Известный в Абхазии оперный певец Родион Хагба живёт со своей семьёй - женой и недавно родившимся сыном - в селе Дурипш, которое находится у подножия гор примерно в шестидесяти километрах от столицы и в десяти от районного центра Гудауты. Родион Хагба - редкий пример того, как в человеке уживаются, казалось бы, абсолютно полярные вещи - любовь к искусству и любовь к крестьянскому труду.

Из трёх братьев в семье Родион - самый младший, а согласно абхазским обычаям, именно младший сын становится хранителем очага в отцовском доме. Оперное амплуа Родиона Хагба - лирико-драматический тенор. Сейчас он поёт в хоровой капелле, работает солистом Госфилармонии, а летом постоянно даёт концерты в Пицундском храме под аккомпанемент органа. В своё время Родион мог сделать карьеру на большой сцене, однако, как говорится, не сложилось.

«Вообще могло состояться. Я заканчивал Тбилисскую консерваторию, после окончания год проработал в Сухуме в хоровой капелле, потом я был в оперной студии стажёром, готовил там партию Ленского, но из-за политических взглядов там конфликты были, мне пришлось уехать. Я мог бы где-то там, не то чтобы прямо на первоклассных оперных сценах, но на провинциальных сценах начать сначала со вторых партий, потом на первые перейти, всякое могло быть. Это, видимо, судьба», - рассказывает Родион Хагба.

Правда, на судьбу певец обид не держит и на жизнь не жалуется. Хотя забот и хлопот хватает - надо успевать вести домашнее хозяйство в деревне, ездить в город на репетиции, а в промежутке между собиранием винограда и обрабатыванием кукурузного поля разучивать новые оперные партии.

«Всё-таки если человек очень захочет, он может это сделать, как в моей ситуации - я вот и за хозяйством вроде смотрю, и на гастроли с коллективом успеваю выезжать», - говорит оперный певец.

Слушать


Родион Хагба женился немногим больше года назад на девушке из России. Его жена Лена - молодой эколог. Их первенцу - около трёх месяцев. Лена довольно быстро приспособилась к жизни в деревне. Подметая двор, она делится своими впечатлениями о том, как она шаг за шагом учится быть настоящей абхазской невесткой.

«Приходится всё спрашивать, потому что что-то нельзя делать. Вот даже когда семья собирается - кто-то там с кем-то не разговаривает, выясняешь почему. Меня удивило один раз, когда невестка спрашивала, можно ли убрать что-то со стола, ну какую-то грязную тарелку. Я удивилась, я бы по русской традиции, как хозяйка застолья, всё собрала бы, убрала бы и новое поставила. А здесь нужно спросить разрешения у старших - можно ли убрать или нет», - рассказывает жена Родиона.

Лена хочет, чтобы их сын мог свободно разговаривать на абхазском и русском языках. Привыкая к местным обычаям, она плюс ко всему сама старается выучить абхазский. Человеку, не родившемуся здесь, это даётся нелегко, труднее всего освоить фонетику.

«Буквы «к», которых девять штук, и буквы «х», которых пять! Мне объясняют, а у меня даже так ротовой аппарат не складывается, как надо, ну девять «к» - попробуй...» - говорит Лена.

Один из старших братьев Родиона Хагба Кесоу старается приезжать в деревню в отцовский дом каждые выходные. Имея не последнее отношение к искусству, Кесоу, пожалуй, один из самых знаменитых актёров Абхазского драмтеатра, он так же, как и брат, не чурается крестьянской работы. Взяв меня с собой на экскурсию в винный погреб, Кесоу Хагба по дороге, в хорошем смысле, философствует на тему сельского хозяйства в Абхазии.

«Десять месяцев солнечных дней, а у нас какой позор - на всех рынках только привозные фрукты. Я не знаю, какую идеологию придумать, какую партию создать, чтобы люди поняли, что надо обрабатывать землю. Если люди не поймут и не вернутся к этому, хозяевами на нашей земле будут другие. Свято место пусто не бывает», - рассуждает Кесоу Хагба.

После экскурсии я получил в подарок полтора литра деревенской чачи, которая настаивалась в дубовой бочке с ореховыми перегородками - из-за чего приобрела манящий почти оранжевый оттенок, и через неделю угощал изысканным напитком друзей. И все мы пришли к дружному выводу, что изготовление чачи, а также выращивание хурмы, кукурузы, фасоли и других деревенских лакомств - не менее увлекательное и сложное занятие, чем работа на сцене.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG