Accessibility links

Грузинские беженцы провели информационный митинг


Процесс выселения беженцев из Тбилиси. Январь, 2011 год.

Процесс выселения беженцев из Тбилиси. Январь, 2011 год.

ТБИЛИСИ---Гражданское движение беженцев провело сегодня информационный митинг перед зданием парламента. На этой акции они рассказали о том, какие условия для проживания предлагают власти в регионах тем, кого выселили из временных убежищ в Тбилиси.

Сегодня перед зданием парламента собралось не так много народа: около ста человек. Впрочем, это и не удивительно: основная цель сегодняшнего митинга – проинформировать общественность о том, как обстоят дела в регионах, где расселяют беженцев.

Соруководитель Гражданского движения беженцев Давид Малазония рассказывает о судьбе тех семей, которых выселили из временных убежищ в январе этого года:

«300 семей выселили, из них только 20 расселили в Лагодехи, Марнеули, Цинцкаро, Бакурцихе. По 3-4 семьи расселили, а остальные – на улице. Некоторые к родственникам перебрались. Те, у кого три комнаты, выделили для родственников по одной комнате, а у кого однокомнатные – по 4-5 человек живут в одной комнате», - говорит Давид Малазония.

Представитель Партии консерваторов Лаша Чхартишвили отметил, что в селах беженцам не предоставляют землю для ведения сельского хозяйства.

В Тбилиси, как правило, эти беженцы работали или в транспортной сфере, или в торговле. Соответственно, они получали здесь хотя бы минимальный доход и содержали свою семью. Но если человек переселится в регион, у него не будет возможности даже питаться: 28 лари пособия – это в шесть раз меньше прожиточного минимума в Грузии.

Нина - беженка из Кодорского ущелья. Ее семью выселили в январе.

«У нас в семье пять человек, и только я работаю – менеджером в магазине. Если работать не буду, то, наверное, мы тоже будем голодать, потому что 28 лари - это смешно для семьи, в которой двое маленьких детей, и те - болеют. У нас нет возможности платить за квартиру. Из-за этого мы находимся в разных местах. Допустим, я - у двоюродной сестры, мой брат – у своего друга, моя невестка и двое ее маленьких детей – у своего близкого родственника», - говорит Нина.

Слушать


80-летний беженец из Кодорского ущелья Варлам Аргвлиани рассказывает, что его в день выселения привезли в Цинцкаро в Марнеульском районе, где ему совсем не понравилось:

«Там 20 лет назад жили греки, и дома более или менее в хорошем состоянии. Есть хорошие, а есть и плохие. Те, что в хорошем состоянии, не дают, дают плохие. Я в тот день даже свои вещи из машины не выгрузил, потому что не было ни денег, ни еды, и вечером обратно вернулся».

Теперь Варлам остался на улице, живет то у родственников, то у знакомых. Женщина, которая перевела рассказ Варлама, Тата, отнюдь не беженка:

“А я сама из Тбилиси, но прихожу на каждую акцию, потому что беженцы – это наша плоть и кровь. Если каждый из нас будет сидеть в своей скорлупе, ничего не получится, надо быть вместе, надо любить друг друга. А без любви и без понимания, жизнь не пойдет вперед”.

Тот, кто не любит свою родину, не может понять беженцев, считает молодой парень Темур из Хевсурети, который тоже не имеет прямого отношения к беженцам.

Как заявили представители Гражданского движения беженцев, в дальнейшем они намерены проводить акции протеста, информировать международные организации и иностранные посольства о проблемах расселения. Кроме того, в партнерстве с НПО они собирают заявления выселенных людей, чтобы подать иски в суд на действия правительства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG