Accessibility links

ПРАГА---Сегодня исполняется 140 лет со дня смерти Имама Шамиля. Его называют символом борьбы кавказских народов с царской Россией. В качестве имама Шамиль руководил горцами Чечни и Дагестана 25 лет. Он создал имамат - первое в истории объединенное государство народов Северного Кавказа. Нынешнее поколение участников вооруженного сопротивления в целом считает себя наследниками Шамиля, но все же по-разному оценивают факт его перехода на сторону русских после штурма аула Гуниб в 1859 году. Об этом размышляет обозреватель северокавказской редакции Радио Свобода Муртуз Дугричилов. С ним беседует Олег Кусов.

Олег Кусов: Муртуз, отношение к Шамилю со стороны российских властей часто менялось исходя, видимо, из задач Петербурга, а потом Москвы на Северном Кавказе. И все же, кто был Шамиль, человек, который прошел путь от простого общинника до имама Чечни и Дагестана?

Муртуз Дугричилов: Да, несмотря на то, что он носил этот высокий титул, Шамиль всегда называл себя простым узденем. Действительно, Шамиль занимает очень большое место не только в истории, не только как человек, о котором написано сотни романов, вышедших еще при его жизни, Шамиль занимает большое место в мировоззрении, в менталитете дагестанцев, в первую очередь, но и всех остальных кавказцев. Потому что, с одной стороны - это вождь сопротивления, это воплощение стремления к свободе. С другой стороны, уже после событий на Гунибе, многие ученые, в угоду тому или иному политическому курсу, стали преподносить его, как человека, который признал ошибкой свою борьбу против царской России и завещал своим потомкам вечный мир с Россией.

Олег Кусов: А что было до этого?

Муртуз Дугричилов: Шамиль не был первым, кто поднял знамя борьбы за свободу. Мы знаем шейха Мансура Ушурма, который нанес первое крупное поражение царским войскам в 1785 году, но уже в 1794 году он умер на Соловках, куда был сослан, после него были имамы: Гази-Мухаммед, Гамзат, сам Шамиль. Сопротивление продолжалось и после Шамиля. Почему я вспоминаю эти имена? Потому что, тот факт, что 25 августа 1859 года кавказская война закончилась, как шапкозакидательски заявляли царские историки, не отвечает действительности. Война продолжалась вплоть до советских времен. Но почему Шамиль стал столь популярной фигурой, вокруг которой столько спекуляций? Потому что тот факт, который я упомянул – сдача в плен и якобы вечный мир с Россией, - это не так. На самом деле, Шамиль был вынужден сложить свое оружие, потому что все наибы предали его, перешли на сторону царской администрации. Сопротивление было фактически истощено. Сегодня продолжаются эти спекуляции. С одной стороны, одни преподносят Шамиля, как символ борьбы продолжающейся и по сей день на Северном Кавказе против современной России. Другие преподносят его в качестве пораженца, который сложил оружие. Третьи преподносят его в качестве человека, который являл собой олицетворение русско-кавказской дружбы. Но ни одна из этих версий не отвечает действительности. А фигура самого Шамиля оказалась очень удобной для этих политических манипуляций.

Слушать


Олег Кусов: Каковы были главные цели сопротивления в 19 веке?

Муртуз Дугричилов: Другой ошибкой является то, что Шамиля преподносят как ярого фанатика и врага России. Шамиль начал свою борьбу, как и его предшественники, его старший друг и учитель имам Гази-Мухаммед, против местных феодалов. Первое, что он сделал, это разорил дом Хунзахского хана. Целью его было - установление шариата на территории Дагестана. Он не ставил перед собой целью воевать против России, но поскольку все эти удельные князья дагестанские: хунзахский хан, шамхал тарковский и так далее. Поскольку все они были вассалами России и носили генеральские погоны, естественно, Россия встала на их защиту. После этого борьба трансформировалась и, в конце концов, все это обернулось большой русско-кавказской войной.

Олег Кусов: Говоря о последних годах жизни Шамиля, российские историки очень много пишут о том, что он, наконец-таки, признал Россию своим новым отечеством, и его пример пытаются навязать сегодняшним лидерам сопротивления на Северном Кавказе – сдавайтесь, мол, против России воевать бесполезно – насколько эта концепция отвечает исторической правде?

Муртуз Дугричилов: Тогда первым условием, которое Шамиль поставил перед генерал-фельдмаршалом Барятинским перед тем как сложить оружие, было: отпустить его с его сподвижниками в хадж. Когда Шамиль приехал в Россию, для того, чтобы выполнить это требование, он оказался перед необходимостью принять российское подданство, а это предполагало собой клятвенное завещание, предполагало собой присягу. Именно нежеланием приносить эту присягу на верность царю объясняется его столь длительное пребывание в России. Ему не было предложено сдаться в плен, царская администрация предлагала ему переговоры и перемирие.

Олег Кусов: То есть в Россию Шамиль поехал не пленником, а участником переговоров?

Муртуз Дугричилов: Да. Если бы Шамилю было предложено сдаться в плен, история повернулась бы иначе.

Олег Кусов: Говоря о связи движения Шамиля и нынешним движением вооруженных радикальных мусульман на Северном Кавказе, можно ли говорить о том, что образ Шамиля более удобен для российской пропаганды? Нынешние сепаратисты не пытаются его сделать своим знаменем?

Муртуз Дугричилов: Естественно, они считают себя наследниками, но и среди них есть разброд: кто-то говорит, что Шамиль предал дело джихада – сложил оружие перед царем, другие, наоборот, понимают его положение, обвиняют наибов в том, что именно их предательство вынудило пойти Шамиля на такой шаг. Некоторые российские квасные патриоты преподносят это, как дело непобедимости русского оружия, видят в Шамиле своего врага. Что касается дагестанских властей, они, считая его своим национальным героем, тем не менее, празднуют 150 лет со дня окончания кавказской войны, окончательного покорения Кавказа. Парадокс: как можно праздновать поражение своего национального героя? У нас в Дагестане нет национальной идеи, она подменена вертикальной властью, которая, как осиновый кол, вбита в нашу историю. И до тех пор, пока этой национальной идеи не будет, будут вот такие разные точки зрения на одно и то же событие, на одну и ту же личность.

Олег Кусов: Думаю, то же самое можно сказать и о Чечне.

Муртуз Дугричилов: Да, поскольку со времен шейха Мансура, Чечня и Дагестан - это два крыла одного сопротивления.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG