Accessibility links

Тьмы египетские


Демонстрант выкрикивает антиправительственные лозунги. Каир, 8 февраля 2011 г.

Демонстрант выкрикивает антиправительственные лозунги. Каир, 8 февраля 2011 г.

СУХУМИ---Я никогда не бывал в стране пирамид. Хотите верьте, хотите нет, но именно на начало февраля была запланирована наша семейная поездка на египетский курорт Шарм-эль-Шейх. Так все сложилось: и желания, и возможности, что в одной из туристических фирм, которые начали работать в Сухуме пару лет назад, я уже определился с путевкой, но тут началось…

Сперва «акулий террор», и именно на Шарм-эль-Шейхе. Он поначалу, правда, только раззадорил: ну и что, мол, пусть будет экстремальный туризм… Но потом пошла информация о закрытии там пляжей, о декабрьском снегопаде, накрывшем Каир… В общем, к Новому году «египетский» настрой куда-то улетучился, и было решено отложить поездку до лучших времен. И вот – пожалуйста… Ну, ничего бы, допустим, с нами на курорте не случилось, но сколько волнений было б у родных и друзей здесь, дома…

Итак, в конце января страна с населением 80 миллионов человек, которое составляет около трети всего арабского мира, превышает население таких стран, как Турция, Иран, погрузилась в пучину революционного хаоса, с миллионными манифестациями, десятками жертв и совершенно неясными перспективами выхода из кризиса. Услышав на днях в телепередаче «Умники и умницы» изречение «Человек боится времени, а время боится пирамид», я подумал: «А пирамиды, наверное, теперь боятся каирских «бунтарей», которые уже оторвали в музее головы двум мумиям фараонов». Причем ведь на протяжении тридцати лет после убийства Анвара Саддата Египет казался по сравнению со многими соседними неспокойными регионами этаким заповедником тишины и спокойствия, стабильности, а президент Хосни Мубарак – весьма «положительным» персонажем, который умел ладить со всеми…

В эти дни в Сухуме я нередко в разных компаниях слышал обсуждения того, что люди видят в телепепортажах из Египта. Обсуждают без всякой связи с нашими, абхазскими делами, просто трудно остаться равнодушными при виде этой грозной, неукротимой «стихии», которую можно, наверное, назвать народным восстанием, а можно и бунтом, бессмысленным и беспощадным, каким бывает отнюдь не только русский бунт. Но какие-то связи, несомненно, найдутся, какие-то параллели всегда можно провести. Начну с одной лингвистической загадки. Египет по-абхазски – «Мысра». Почему, отчего? Происхождение этого слова вызывает много споров. Некоторые считают, что именно в честь Египта названо приморское село в Гудаутском районе Мысра (ранее по-русски оно называлось Мюссера). Встретившийся мне сегодня в городе сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований Владимир Агрба высказал предположение, которое доводилось слышать и раньше: в старину, мол, в этом месте была пристань, где причаливали корабли из арабских стран… Все это, конечно, весьма сомнительно. В Египте нет абхазской диаспоры, сохранившей язык, подобной тем, которые есть в Сирии и Иордании, но есть представители многочисленной фамилии Абаза, которые считаются потомками мамлюков. Ну, и еще, конечно, нельзя не вспомнить имя Али-бей эль-Кебир (1728-1773). Это султан Египта, мамлюк абхазского происхождения, в 1763 году освободивший Египет из-под власти Османской империи. Али-бей, прозванный «Великим», был блестящим дипломатом, правителем и воином. Года полтора назад в Сухуме в Абхазском драмтеатре известным режиссером Нелли Эшба был поставлен спектакль по пьесе Дениса Чачхалия «Али-бей», действие которой происходит в Египте XVIII века.

Ну а немало других параллелей возникает между сегодняшними египетскими событиями и возмущениями народных масс всех времен и народов. В том числе и в Абхазии. Практически невозможно, думаю, найти такое государство, где бы народная ярость, и благородная, и не очень, на протяжении веков время от времени не вскипала бы. Иной раз «котел» разогревается медленно, в другой раз – очень быстро, все зависит от множества составляющих. И неверно думать, что есть народы, склонные к революциям и насилию, а есть – умеющие обходиться без них. Если кто-то хочет поставить в пример ныне благополучную Западную Европу, то пусть вспомнит хотя бы XIX век.

Периодическая смена власти демократическим путем – это надежный «клапан», предохраняющий общество от социального взрыва. Современные страны с тоталитарным строем – это молчащие вулканы, которые в любой момент могут рвануть.

В абхазском обществе у всех еще свежи в памяти воспоминания об острейшем политическом кризисе, связанном с президентскими выборами 2004-2005 годов. Вооруженные сторонники обеих противоборствующих группировок уже были готовы стрелять друг в друга, и сколько сил со стороны здравомыслящих людей потребовалось, чтобы преодолеть это умопомрачение!..

Хорошо помню и такое ощущение. Многие, и я в том числе, были тогда за смену прежней властной команды не из-за убежденности, что новая будет во всех отношениях лучше, а потому, что передача власти «преемнику» с помощью административных рычагов создавала опасный прецедент, вела к стагнации общественного развития.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG