Accessibility links

Три часа о проблемах прав человека


Накануне Наванетхем Пиллэй три часа общалась с российскими правозащитниками, которые в завершении разговора попросили её «не слишком обольщаться в Москве красивыми словами руководителей»

Накануне Наванетхем Пиллэй три часа общалась с российскими правозащитниками, которые в завершении разговора попросили её «не слишком обольщаться в Москве красивыми словами руководителей»

МОСКВА---В России с шестидневным рабочим визитом находится Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека Наванетхем Пиллэй. Сегодня она встретилась с президентом России Дмитрием Медведевым. Как сообщают российские информационные агентства, дальнейшее совершенствование госполитики в области поощрения и защиты прав человека рассматривается руководством страны в тесной увязке с усилиями по модернизации государств. Накануне Наванетхем Пиллэй три часа общалась с российскими правозащитниками, которые в завершении разговора попросили её не слишком обольщаться в Москве красивыми словами руководителей.

Начать свою программу Нави Пиллэй, сама в прошлом адвокат из Южной Африки и борец с режимом апартеида, предпочла со встречи с российскими правозащитниками. Сразу с самолета она приехала в музей и Общественный центр имени Андрея Сахарова. Там, сменяя друг друга, российские активисты в своих пятиминутных выступлениях за три часа постарались осветить общую ситуацию с правами человека в России. Четыре больших блока: деятельность правозащитников и свобода выражения мнений; борьба с дискриминацией; доступ к правосудию и верховенство права и ситуация на Северном Кавказе.

Выступления действительно носили скорее общий характер: рассказать за пять минут в деталях, к примеру, о проблеме мигрантов, людей, живущих с ВИЧ, независимости судей или свободе слова просто невозможно.

Но даже эти общие слова четко обозначили, что за пять лет, прошедших с момента последнего визита Верховного комиссара в Россию – тогда на этой должности была еще Луис Арбур – ситуация с правами человека здесь только ухудшилась.

Российские суды продолжают быть исключительно карательными и выносить меньше одного процента оправдательных приговоров. А десятки российских колоний превратились в пыточные. Все острее стоят проблемы дискриминации. И хотя в последние годы были арестованы и осуждены многие активные члены неонацистских группировок, арестовали, по словам директора центра «Сова» Александра Верховского, в основном, тех, кто не очень прятался. Оставшиеся стали осторожнее, и рост преступлений по националистическим мотивам продолжается. По словам эксперта, крайне ксенофобно сейчас все российское общество – пример тому и последние массовые националистические выступления в Москве.

Слушать


Но проявляется эта ксенофобия не только в отношении людей другой нации или религии: к примеру, преступления и правонарушения против лиц, живущих с ВИЧ, остаются вообще без какого-либо внимания.

Правоохранители отказываются даже классифицировать их как отдельную социальную группу, что по российскому законодательству, могло бы перевести преступления в разряд более тяжких. Зато возбуждаются дела об оскорблении по признаку принадлежности к другим социальным группам – представителям власти или сотрудникам милиции. Избирательность подхода проявляется во многих сферах: так за первую половину 2009 года 24 из 25 семей, получивших убежище в России, - выходцы из Грузии. Правозащитник Елена Рябинина, рассказавшая об отчаянном положении людей, которых выдают по запросам властей стран Центральной Азии, в такой избирательности видит политические мотивы. Не хотят российские чиновники обращать внимание и на проблемы женщин – в гигантской Москве действует всего один кризисный центр для женщин на 23 места.

Впрочем, избивают в России вообще все чаще: по данным председателя Независимого экспертно-правового совета Мары Поляковой, за прошлый год в восьми регионах страны следователи избивали адвокатов, в Дагестане избили двух женщин-адвокатов. Избивают правозащитников, оппозиционных активистов, журналистов.

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, говоря о проблемах журналистов, подытожил: свобода произнести слово в России есть, а вот свободы быть услышанным – нет.

Ситуация на Северном Кавказе традиционно остается, пожалуй, самой напряженной во всей стране. Светлана Исаева из организации «Матери Дагестана» сказала, что уже никогда не уверена, что сосед, с которым она поздоровалась утром, вечером не будет убит во время очередной спецоперации и объявлен боевиком. И хотя нынешние лидеры Дагестана и Ингушетии идут на сотрудничество с правозащитниками, кардинально изменить ситуацию это не может. А Чечня продолжает все дальше отходить от России, оказавшись уже вовсе неподконтрольной российскому праву. В секции по Северному Кавказу говорили и о последствиях российско-грузинской войны и нынешнем положении с правами человека в Южной Осетии и Абхазии – регионах, существование которых во многом сейчас гарантируется именно всеобъемлющей поддержкой Москвы.

Госпожа Верховный комиссар обещала поднять все эти проблемы во время встреч с высокими российскими чиновниками. Сказала о том, что считает проблемы Северного и Южного Кавказа необычайно важными и хотела бы нанести визит в этот регион.

Ведущий встречи президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе попросил госпожу Пиллэй не слишком обольщаться красивыми словами, которые может говорить российское руководство. И, к примеру, при общении с председателем Конституционного суда Валерием Зорькиным, помнить, что он совсем недавно призывал выработать защитный механизм от исполнения решений Европейского суда по правам человека. Комиссар согласилась, что слова и дела очень часто совсем не одно и то же.
XS
SM
MD
LG