Accessibility links

Ливия на пороге гражданской войны


Протесты в Ливия дошли до точки, в которой они могут превратиться в гражданскую войну

Протесты в Ливия дошли до точки, в которой они могут превратиться в гражданскую войну

В Ливии продолжаются массовые народные волнения. По последним данным в ходе столкновений погибло от трехсот до четырехсот человек. Ливийские власти утверждают, что никаких авиаударов по демонстрантом военные не наносили – бомбардировкам были подвергнуты лишь склады с боеприпасами на окраине Триполи.

Тем не менее, сообщается, что разрушены взлетно-посадочные полосы аэропорта города Бенгази, из-за чего самолеты не могут приземлиться Эту информацию передает Reuters со ссылкой на главу МИДа Египта Ахмеда Гейта.


Между тем ливийские дипломаты в посольствах в Малайзии и Индии обвинили режим Каддафи в действия против своего народа. "Мы осуждаем варварскую, незаконную бойню и тотальное уничтожение невинных граждан", – говорится в специальном заявлении посольства Ливии в Малайзии, которое приводит агентство Reuters. Посол Ливии в Индии объявил о своей отставке, связанной с тем, что военные наносят авиудары по оппозиционным демонстрациям в Триполи.

Главы дипломатических миссий Ливии в США и ООН также поддержали демонстрантов. Посол в Вашингтоне Али Ауджали призвал Муамара Каддафи уйти со своего поста. Заместитель Постоянного представителя Ливии при ООН обратился к Совбезу с просьбой закрыть воздушное пространство Ливии, чтобы власти не могли привозить в страну новых наемников для подавления народного протеста. В интервью РС события в Ливии комментирует глава отдела Ближнего Востока и Северной Африки британского Королевского института международных отношений Клэр Спенсер.

– Сообщается, что некоторые армейские части в Ливии присоединяются к оппозиции. Возникает ощущение, что страна находится на грани гражданской войны. Насколько реально такое развитие событий?


– Не уверена, что сами ливийцы осознают тот факт, что Ливия скатывается к гражданской войне. Однако нагнетаемый властями страх и использование против демонстрантов огнестрельного оружия и авиации, а также бесчинства сил безопасности могут подвигнуть ливийцев на более решительные действия. Или сейчас, или никогда – именно такую реакцию народа это может вызвать: если мы не свергнем этот режим, если он победит, то репрессии лишь усилятся, будет еще больше смертей и арестов. Думаю, что сейчас в Ливии возникло относительное равновесие противоборствующих сил.

– Есть ли у ливийской оппозиции внятные политические требования?

– Из того, что нам известно, можно заключить, что протесты в Ливии начались с требования немедленных реформ. Но по мере того, как насилие против демонстрантов усиливалось, они стали все более открыто призывать к свержению режима Каддафи и смещению его самого с позиции национального лидера, что по существу является постом правителя или президента. Ливийская конституция не предусматривает такого поста. Так что демонстранты сейчас противостоят всей политической системе. В их рядах находятся люди из самых разных социальных групп. Среди них люди, разочарованные в режиме, как безработные, так и имеющие работу – люди, ощущающие, что ливийский режим настолько репрессивен, что у них не остается даже малейшей возможности для выражения собственного мнения. Даже участие в экономической жизни в Ливии крайне затруднено из-за чрезмерной централизации и тотального государственного регулирования. Еще одно требование демонстрантов – участие народа в экономических благах, получаемых от обрушившегося на Ливию в последние годы потока нефтедолларов в результате повышения цен на нефть и развития нефтяного сектора.

– Может ли ливийская армия стать решающей силой в этом конфликте, как это было в Египте?

– В Триполи функция сил безопасности сводится, прежде всего, к контролю над населением и подавлению возможных волнений. В Бенгази силы безопасности и значительная часть армии присоединились к повстанцам. Сообщается, что Бенгази сейчас находится в руках оппозиционных режиму Каддафи сил. Борьба в Триполи продолжается. Дело в том, что в Ливии армия никогда не была автономной, независимой силой. Армейская верхушка никогда не играла в этой стране такую же роль, как в Египте.

– Насколько сильна власть Муаммара Каддафи в Ливии и что собой представляет ливийский диктатор?

– Муаммар Каддафи захватил власть в Ливии в результате военного переворота 1969 года, и сейчас находится у власти дольше всех политических лидеров на Ближнем Востоке и в Африке. По сути дела у власти находится вся его семья – у него четверо сыновей и дочь. Его правление опирается на племенные обычаи и связи. Клан Каддафи весьма сплочен вокруг своего лидера. Трудно сказать, удержит ли Каддафи власть. Когда человек находится у власти 41 год, он неизбежно утрачивает связь с действительностью. В прошлом Каддафи позиционировал себя как находящийся над политическими силами и государством отец нации, как вождь. Он позволял себе критиковать правительство и снимать министров в случае ухудшения экономической ситуации и возможных протестов. Ранее в Ливии никогда не возникали протесты, направленные лично против Каддафи, не звучало требований о его уходе. Протесты носили частный характер, и Каддафи удавалось разрешать конфликты, обвиняя правительство в некомпетентности и утверждая, что лично он ни в чем не повинен. Он всегда говорил о себе как о гаранте ливийской революции. Революционные атрибуты в Ливии сохранились. Официально Ливией управляет Высший народный комитет, а ее государственная идеология покоится на положениях написанной Кадафи "Зеленой книги". Сейчас эта книга перестала быть авторитетом для народа, который осознал опасность столь длительной концентрации власти в немногих руках.

– Может ли Запад оказать давление на Каддафи и повлиять на ситуацию в Ливии?

– Это очень трудно сделать в ситуации, когда внешний мир в значительной мере зависит от ливийского экспорта нефти и газа. Это сказывается на отношениях с Ливией. В 2004 году Тони Блэр – тогдашний британский премьер-министр – посетил Ливию с целью наладить с ней и с Каддафи более тесные отношения и в надежде повлиять на внешнюю политику и действия ливийского лидера. Это, в частности, стало наградой Каддафи за его выступление против "Аль-Каиды", что в то время было важным фактором международной жизни и борьбы с терроризмом. Тогда Каддафи свернул свою программу создания оружия массового уничтожения и объявил себя борцом с терроризмом, что было в интересах Запада. И, конечно, поставки ливийской нефти были важны для обеспечения энергетической безопасности Западной Европы и Америки. Запад начал иметь дело с Каддафи частично в надежде сделать его поведение более цивилизованным (это официальная версия), а, с другой стороны, – чтобы иметь возможность больше инвестировать в ливийскую нефтяную отрасль и использовать это к своей выгоде.
XS
SM
MD
LG