Accessibility links

Издержки партийного строительства


Два претендента на должность – лидер сухумского отделения "Единой Абхазии" Амиран Какалия и член этой же партии Константин Пилия – набрали равное количество голосов

Два претендента на должность – лидер сухумского отделения "Единой Абхазии" Амиран Какалия и член этой же партии Константин Пилия – набрали равное количество голосов

СУХУМИ---Пропрезидентская партия "Единая Абхазия" оказалась не такой уж и единой. Борьба за кресло главы Сухумского городского собрания, на две трети состоящего из представителей этой партии, закончилась объявлением второго раунда.

Два претендента на должность – лидер сухумского отделения "Единой Абхазии" Амиран Какалия и член этой же партии Константин Пилия – набрали равное количество голосов. Повторное голосование пройдет 23 февраля, однако, вне зависимости от его итогов, произошедшее можно расценить как тревожный звонок для самой «Единой Абхазии». «Конкурс» изначально не входил в планы партии. Политсовет рекомендовал на должность Амирана Какалия, но у части новоиспеченных депутатов от «Единой Абхазии» оказалось иное мнение. Они, ослушавшись команды сверху, сделали ставку на Пилия.

Два года назад «Единая Абхазия», преобразовавшись из общественно-политического движения в партию, как-то недвусмысленно одним своим названием определила «Единую Россию» ориентиром для подражания. Бывшие секретари райкомов и инструктора горкомов, словно переживая вторую молодость, оперативно взялись за дело. Сначала окучили все чиновничество, вплоть до сельских администраций. Затем в распростертые объятия попал бизнес. И, естественно, студенчество тоже из виду не упустили. В итоге за короткий период партия разрослась до завидных размеров. По количеству членов партии на душу населения «Единая Абхазия» обставила даже КПСС. Двадцать одна с половиной тысяча – это 10% от всего населения страны.

Слушать


А ведь вначале народ как-то не очень стремился под знамена пропрезидентской партии. Все-таки современная политика – вещь довольно изменчивая. Поэтому приходилось одних подгонять, а других уговаривать. Однако затем, когда стало ясно, что если хочешь в этой стране быть удачным, то без «Единой Абхазии» здесь никак не обойтись, ряды новоиспеченных членов стали расти как на дрожжах. В итоге в партию потянулись все, даже представители непримиримой оппозиции. Саму оппозицию сдвинули на такую обочину, что из нее – этой обочины – можно только наблюдать, но никак не влиять. Политическое пространство Абхазии практически полностью накрыло «Единой Абхазией».

Казалось бы, теперь эта партия если не на века, то на десятилетия обрекла себя на доминирование. Однако вот здесь возникают большие сомнения. В погоне за количеством партийные боссы как-то легкомысленно отнеслись к качеству собранного материала. А он, надо отметить, достаточно разношерстный. Раньше можно было их как-то мобилизовать, стращая оппозицией, но сейчас, когда противник низложен, мысль о собственном благополучии становится для каждого из членов партии определяющей. И этот «раздрай» уже налицо. Когда одна партия держит две трети мест в Горсобрании, вопрос председателя должен решаться не в самом собрании, а в рамках политсовета. Это прописная истина всех потомков КПСС. А в итоге не договорившись, «Единая Абхазия» вынесла внутрипартийную склоку на всеобщее обозрение.

Надо отметить, что механизмов сдерживания подобных инцидентов у партии нет. Это у КПСС всеобщее единодушие подкреплялось «железным занавесом» и отрезвляющим ГУЛАГом. У «Единой Абхазии» вкупе с властью и близко нет такого инструмента давления. Репрессивные возможности весьма ограничены. Да и ментальность общества иная. Стоило на сутки посадить лидера небольшой оппозиционной партии Якуба Лакоба, как страна чуть на уши не встала. А тут призывать к порядку придется своих. И сделать это будет с каждым разом все труднее и труднее. Тем более что через год парламентские выборы, где ставки будут покрупнее.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG