Accessibility links

Полиция по форме, милиция по существу


Идет изучение закона "О полиции"

Идет изучение закона "О полиции"

МОСКВА (Корр. Радио Свобода)---С 1 марта в России действует закон "О полиции", предполагающий не только переименование сотрудников ведомства Рашида Нургалиева из милиционеров в полицейских, но и другие реформы.

Правозащитники, впрочем, утверждают, что закон не оставил возможностей для проведения структурного реформирования Министерства внутренних дел и мало чем отличается от действовавшего до сего дня закона "О милиции".

Вступивший в силу закон о полиции не хвалят. Даже в МВД, разработавшем первоначальный проект закона, пожалуй, недовольны. Во всяком случае, мало кто отзывается о нем, как о документе, который может способствовать реальной реформе ведомства. Наиболее ярким изменением станет разве что переименование милиции в полицию. Впрочем, этот закон можно считать уникальным хотя бы уже потому, что он стал первым документом, вынесенным на публичное обсуждение по инициативе президента России. Координатор проекта международного молодежного правозащитного движения Дмитрий Макаров считает:

– Есть элемент кампанейщины вокруг этого закона. Он связан с колоссальным общественным недовольством милицейским произволом, который в обществе накапливался. На это необходимо было как-то отреагировать. Отреагировали как смогли. В спешке в недрах МВД родился закон, который был очень сырым, но который пустили на общественное обсуждение. В ходе этого обсуждения он хоть как-то был подкорректирован. Так что сейчас мы имеем чуть-чуть улучшенный вариант закона о милиции, что не может считаться даже реформой милиции. Это просто переименование. Насколько оно оправдано – сложно сказать, потому что никаких системных изменений в законодательство не заложено. Для меня ключевой вопрос не в том, что происходит наверху, в общении между МВД и президентом. Для меня ключевое – как на это будет реагировать общество.

Переименование милиции в полицию вызвало серьезную общественную дискуссию. Противники подобного шага обращали внимание и на дороговизну ребрендинга – назывались суммы порядка 12 млрд. рублей, на то, что эти деньги могли быть потрачены на более полезные вещи. Например, на техническое переоснащение или социальные выплаты сотрудникам. Говорили и о возможности негативных ассоциаций с нацистскими полицаями времен Второй мировой войны. По мнению заместителя директора Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси интернешнл России" Ивана Нененко, переименование было бы оправдано, если бы реформаторы МВД пошли дальше:

– Я полагаю, что когда Медведев и сотрудники его администрации изучали опыт реформ, то обратили внимание на то, что почти во всех постсоветских странах реформы сопровождались переименованием милиции в полицию. И этот момент они взяли на вооружение. Но дело в том, что в других странах реформа сопровождалась новой кадровой политикой. И это то, на что наша власть сейчас решиться не может. Чтобы построить новую полицию, нужно убрать тех, кто есть сейчас, и объявить новый конкурс, в котором будут на равных участвовать и другие граждане, которые хотят стать полицейскими. Именно для этого было принято решение о переименовании: чтобы пришли новые люди. Потому что предыдущая система милиции погрязла в коррупции.

С сегодняшнего дня все милиционеры выведены за штат. Полицейскими станут только те, кто до 1 июня успешно пройдет аттестацию. Главными критериями отбора новых сотрудников должны стать высокие моральные качества, психологическая устойчивость, знание законов. Не исключается, что при новом наборе кадров будут использованы полиграфы. В руководстве МВД обещают, что после 20-процентного сокращения численности сотрудников ведомства служить возьмут лучших, а их зарплаты поднимутся. По мнению председателя Координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаила Пашкина, переаттестация сотрудников приведет к тому, что из правоохранительных органов будут уволены неугодные начальству профессионалы:

– Эта аттестация создана фактически для того, чтобы избавиться от всех неугодных сотрудников. В одном из подразделений уже так и сказали: те, кто хочет работать по закону, по Трудовому кодексу, аттестацию не пройдут. В новом законе о полиции написано, что будет 40-часовая рабочая неделя, что должны предоставляться отгулы, но у нас это как не соблюдалось, так и не будет соблюдаться. Сотрудники, которые будут настаивать на своих правах, их и сократят. У нас на сайте сейчас висит опрос: кого начальники захотят оставить при переходе в полицию? Вот результаты опроса: 90,8 процента написали, что любого, кто их беспрекословно слушается. А профессионалы, имеющие свое мнение, им не нужны.

По мнению Михаила Пашкина, те милиционеры, которые не пройдут аттестацию, пополнят составы криминальных структур, как это произошло в 90-х годах прошлого века:

– Тогда бизнес крышевали бандиты, а сейчас весь бизнес крышуют милиция, прокуратура и ФСБ. Поэтому, перейдя в ранг криминалитета, они будут фактически бороться со своими же бывшими товарищами. Люди вообще стараются обращаться в полицию как можно реже, только, когда тебя действительно допечет. Довели страну до такого состояния, что людям неоткуда ждать помощи. В отдельных регионах уже и за оружие именно поэтому берутся, потому что нет нормальной власти.

Закон о полиции мало что меняет для граждан. По большому счету это документ, в котором сведены воедино различные ведомственные положения и регламенты, действовавшие и ранее. Новым в этом смысле можно считать лишь право задержанных на телефонный звонок, гарантированный законом и обязанность полицейских носить бейджи, по которым легко установить их личность.
XS
SM
MD
LG