Accessibility links

В последние дни одной из самых актуальных тем в грузинской политике стала такая, казалось бы, аполитичная вещь, как забастовка водителей маршрутных такси.

Вкратце сюжет таков: с 90-х годов и по сей день в Тбилиси одним из основных видов общественного транспорта остаются так называемые маршрутки. Среднестатистическое маршрутное такси – это сильно поношенный, если не сказать разваливающийся на куски, «Форд транзит» с искусственно добавленными сидениями и водитель – вечно недовольный, придавленный тяжелом трудом и низким доходом. Единственное светлое пятно в этой темной картине – так называемые «владельцы линий», которые, как правило, сдают в аренду купленные в 90-е годы маршруты, и зарабатывают на этом вполне приличные деньги. Таковых – около 400. Водителей – около 3000.

В январе мэрия города провела тендер с целью упорядочить движение маршрутных такси по Тбилиси – компании-победители завезут новые автомобили высокого качества, оборудованные счетчиками, и т.д.

На первый взгляд вырисовывается вполне себе благостная картина. Однако, это лишь на первый взгляд. Присмотревшись, как следует, начинаешь понимать, что драма с маршрутками – проявление типичной для сегодняшних властей Грузии манеры поведения: решение принято, и неважно, какой будет реакция общества. Как-нибудь потерпят.

«Смена караула» в транспортном хозяйстве города грозит серьезными социальными потрясениями, более чем несвоевременными в нынешних условиях катастрофической инфляции и резкого ухудшения финансового положения населения.

Первая проблема в том, что в тендере победили 5 компаний, которые слишком уж явно и тесно сотрудничают друг с другом. Это вызывает подозрения, что голова у них у всех одна, и было бы странно, если б она никак не была связана с властью.

Таким образом, 400 владельцев линий остаются без заработка ради того, чтобы 5 компаний смогли заработать миллионы. Неясно, как сложится судьба водителей, которых вроде бы обещают нанять на работу, но на каких условиях, точно еще неизвестно. Можно предполагать, что новые монополисты на транспортном рынке городе окажутся не беспредельно щедрыми.

Вообще же, за годы внимательного наблюдения над властями, у меня сложилось стойкое убеждение: они не могут жить без сюрпризов. Иногда думаешь, уже прошло целых 2 месяца, а они все еще не выкинули никакого фокуса - ну значит, вот-вот выкинут. И всякий раз фокус оказывается круче прежнего: то демонстративное изгнание беженцев, то совершенно бессмысленный разгон голодовки ветеранов войны, и вот теперь разгром среднего и мелкого бизнеса в сфере общественного транспорта.

В такие моменты спрашиваешь себя, зачем они это все делают? Неужели непонятно, что каждый такой фортель бьет по рейтингу, способствует мобилизации недовольных, и, в конечном итоге, представляет большую опасность для стабильности общества?

Я примерно понимаю, что происходит: наши руководители слегка засиделись, несколько оторвались от жизни, им стало казаться, что море – оно по колено. Можно все, что угодно, все равно никакой реакции не последует. Такой оптимизм связан с тем, что в последние год-полтора оппозиция усиленно занимается самоликвидацией, оставляя власти наедине со своими капризами. Однако, как показали события на Ближнем Востоке, «никогда не говори никогда», и никогда не думай, что социалка вне политики. Бен Али и Хосни Мубарак многое могут рассказать на этот счет. Ну да Бог с ними, восточными деспотиями, они действительно никак не могут быть прецедентом для Грузии. В конце концов, наш президент сидит всего 7 лет, тогда как арабские падишахи - от 27 до 42.

Однако есть пример куда более близкий, из нашего прошлого: летом и ранней осенью 2007 года власти Грузии также находились в состоянии упоения стабильностью и политической пассивностью общества. Вельможно устроившись в мягких креслах, высокие чины страны повторяли ту же мантру, что и сегодня: «оппозиция слаба», «она ни на что не способна», «у нас высокий рейтинг», и т.д.

Но вот пришел ноябрь 2007 года и рвануло так, что страну трясет до сих пор.

Есть во всем этом еще и глубинные причины. Сегодня у власти в стране находятся максималисты, уверенные в своей правоте и готовые идти вразрез с настроениями общества. Могу сказать, что в большинстве случаев такая бескомпромиссность была оправдана. Если бы Саакашвили и его команда считались с настроениями консервативной массовки и пошли бы по пути «поэтапных реформ», то мы до сих пор бы сидели в болоте, платили взятки ментам, содержали воров в законе, и т.д. Умение ломать общественные устои без оглядки на ворчание масс – это главный «плюс» лично Саакашвили и его команды в целом.

Но иногда это бывает просто опасно. У нашей власти атрофировано понимание такой категории, как «цена вопроса». По моему личному наблюдению «цена вопроса» определяется очень просто. Если вы планируете проведение какой-либо реформы, то вам надо просто хорошо все подсчитать и если издержки превышают выгоды, а негатива больше, чем позитива, к черту ваши идеи, какими благородными бы они ни были.
Именно этого – осмотрительности, здравой осторожности - как раз и не хватает революционно-максималистской политической верхушке Грузии. Это дополняется и полной никчемностью большинства оппозиционных партий.

В результате, мы становимся свидетелями очень опасного процесса: власть «бронзовеет», теряет то, что у нее всегда было исключительно хорошо развито - политическую интуицию. Грузия стоит на пороге застоя. Повторю, пока на пороге. Но если в 2013 году премьер-министром страны все же станет Михаил Саакашвили, то стагнация оформится почти законодательно. Надеюсь все же, что благодаря давлению наших западных союзников, путинизации Грузии удастся избежать.

События последних месяцев меня однозначно убеждают: путь полуавторитарной модернизации, начатый Саакашвили в 2004 году, постепенно теряет эффективность. Благодаря ему стране удалось встать на ноги, создать жесткое и эффективное государство, навести порядок, и утвердить хотя бы частичное верховенство закона.

Но эта модель себя исчерпала. На мой взгляд, наша цель на сегодняшний день – довести эту систему до 2013 года без потерь и потрясений. А дальше надо переходить от «полуавторитарной» к «демократической» модернизации.

Это единственный шанс на продолжение реформ. Иначе, как показали события на Ближнем Востоке: бронза только кажется крепкой, а на деле очень быстро ломается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG