Accessibility links

Таинственные "ястребы"


Таинственная террористическая организация «Антиваххабиты - черные ястребы» заявила о себе в Интернете в начале февраля

Таинственная террористическая организация «Антиваххабиты - черные ястребы» заявила о себе в Интернете в начале февраля

Таинственная террористическая организация «Антиваххабиты - черные ястребы» заявила о себе в Интернете в начале февраля. Молодой человек в маске пообещал выследить и уничтожить всех боевиков, а если потребуется, то и их семьи, которые, по мнению заявителя, пособничают исламистам.

В течение месяца «Ястребы» разбрасывали гранаты по приусадебным участкам родственников боевиков. Отсутствие жертв вряд ли можно назвать счастливой случайностью.

Не думаю, чтобы «Ястребы» всерьез надеялись застать домочадцев боевиков, праздно прогуливающихся по двору морозной ночью. Но эффект был достигнут. «Ястребы» без капли пролитой крови вознеслись на пьедестал почета борьбы с терроризмом. Кто они, какие силы стоят за этой таинственной организацией? Одни эксперты считают, что это молодые романтики-националисты, радеющие за традиционные уклады, над которыми нависла угроза исламизации.

Другие эксперты, а их большинство, склоняются к мнению, что «ястребы» – это проект силовиков, цель которого, как минимум, перейти к практике внесудебных расправ над подпольем и их семьями. Как максимум, утверждают эксперты, этот проект может столкнуть подполье с обществом, спровоцировать между ними конфликт. К этому мнению склоняется и эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

«Что касается этих «Черных ястребов» я думаю, что они носят погоны, во всяком случае, в рабочее время, - говорит Алексей Малашенко. - Трудно представить, чтобы такая контора возникла без координации усилий с официальными службами. Поскольку официальные службы не справляются со своими обязанностями, то и ведут себя вот таким образом: запугивают семьи боевиков. Считается, что это эффективный метод, особенно если посмотреть на Чечню, это как бы некий голос народа, который выступает против исламистов. Я считаю, что это опасно, это расшатывает ситуацию».

В своем недавнем, третьем по счёту видеозаявлении «Черные ястребы» взяли на себя ответственность за ликвидацию трех боевиков исламского подполья, правда, весьма оригинальным для террористической организации способом.

«Мы анонимно подсказали милиции, где прячутся баксанские бандиты, и они их поймали, - говорит «ястреб» в маске с автоматом в руках. - Это первые шаги нашего возмездия…. Мы встали на это путь и не свернем с него…»

Терроризм в поддержку законности в России не нов. Вспомните «Белую стрелу» - таинственную организацию, отстреливавшую криминальных авторитетов в лихие 90-е годы. Тогда поговаривали, что это сотрудники милиции среднего звена, возмущенные предательством и коррумпированностью своих командиров, решили по своему бороться против криминализации России.

Но там все понятно - засады, снайперские выстрелы и… ни одной раскрытой ликвидации. А здесь что? Тимур и его команда?

Словом, явно не силовики – не та поступь, считает эксперт по проблемам безопасности, редактор сайта "Агентура.ру" Андрей Солдатов:

«Мне кажется, что эти люди мало связаны с силовиками – местными или федеральными. Потому что все это выглядит довольно странно… Ну право, здесь больше пиар-эффектов, чем реальных действий».

И все-таки деятельность «ястребов» безобидной игрой не назовешь. Пугает и популярность «ястребов» в блоговом пространстве. В современной России идея консолидации общества против несправедливости или насилия привлекательна как никогда. Она актуализируется в самых разных уголках страны и под разными знаменами. Опасность в том, что идея борьбы с несправедливостью на наших глазах трансформируется в идею «справедливость - своими руками», все больше обретает черты самосуда, погрома или, как в случае с «ястребами» – вооруженного сопротивления.

И здесь, считает военный обозреватель Андрей Солдатов, не надо воспринимать ястребов как безобидных тимуровцев. Эксперты убеждён, что они распространяют идеи вооруженного насилия.

«Я, честно говоря, больше опасаюсь, что эта странная инициатива может получить развитие и в других регионах, там, где ситуация еще взрывоопаснее, чем в Кабардино-Балкарии, – говорит Андрей Солдатов. - Если не в Дагестане, то в другом регионе, где есть совершенно четкие этнические противоречия, например, в Ингушетии и Северной Осетии. Эта идея может распространяться и дальше, пойти волной. И, мне кажется, это очень опасно».

Слушать

* * * * * * * * * * *
А мы продолжим обсуждать этих так называемых антиваххабитов, которые именуют себя «черными ястребами» с Андреем Бабицким, главным редактором радио «Эхо Кавказа».

Дэмис Поландов: Андрей, несколько версий прозвучало у Мурата Гукемухова, но, если честно, я не хочу обсуждать, являются ли «черные ястребы» силовым проектом или это народное возмущение. Вообще, скажите, есть ли такая тенденция на Кавказе, есть ли возмущение у народа против действий именно исламского подполья?

Андрей Бабицкий: Мне кажется это несколько иной тенденцией. Это тенденция разносить категорию коллективной ответственности по все новым и новым территориям, зараженным, скажем так, вирусом исламского джихада. И то же самое произошло на прошлой неделе в Ингушетии, когда силовики пришли и сожгли дом, где проживают родственники амира Магаса. И сейчас мы видим похожую ситуацию в Кабардино-Балкарии – давление на родных и близких боевиков. Мне кажется, что все это выстраивается в одну линию. Чечня, как родительница этого явления, где оно стало массовым, Ингушетия на прошлой неделе, и Кабардино-Балкария. Мне представляется, что, поскольку эту практику сочли эффективной в границах Чечни, кто-то, видимо в Москве, решил её перенести на более широкую территорию, на территорию северокавказского округа.

Дэмис Поландов: А почему странная такая форма? Если в Чечне этим занимались силовые структуры, и в Ингушетии, то почему в Кабардино-Балкарии вдруг выбирается форма народного протеста?

Андрей Бабицкий: В Чечне диктатура, где диктатор может на себя взять ответственность за кровь и за жизнь собственных граждан. Ему такая возможность дана. В Ингушетии пока единичные случаи, и ответственность на себя берут силовые структуры. Здесь у кормила республики стоит бизнесмен, человек, который дорожит своей репутацией, поэтому и выбрана вот такая экзотическая форма, некая подпольная организация.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG