Accessibility links

ПРАГА--Недавно мы рассказывали о докладе группы международных и грузинских экспертов, в котором была критически оценена политика Восточного партнерства Евросоюза на примере Грузии. Экономисты констатировали, что ЕС предъявляет Грузии крайне завышенные требования для начала переговоров по всеобъемлющему соглашению о свободной торговле. Чтобы глубже разобраться в ситуации, мы решили пригласить одного из авторов доклада, вице-президента "Новой экономической школы Грузии" Гию Джандиери в нашу рубрику "Гость недели".

Дэмис Поландов: Я хочу с вами обсудить ваш доклад, доклад международной группы с критикой политики Восточного партнерства, конкретно по соглашению о свободной торговле с Грузией. И хотел бы начать с вопроса: а что, собственно, получает Грузия, заключая с ЕС это соглашение о свободной торговле?

Гия Джандиери: Во-первых, я думаю, что свободная торговля всегда способствует миру во всем мире и Евросоюз создавался по этому признаку. Союз, который поддерживал свободный рынок и свободную торговлю. Грузия – маленькая страна, и она должна идти по этому пути, иметь свободную торговлю со всеми соседями. С другой стороны, Грузии открытие европейских рынков очень важно, потому что продавать свой товар, где живут люди, которые побогаче, легче, чем в других местах.

Дэмис Поландов: У вас в докладе написано, что это соглашение предусматривает ограничения по допуску на рынок сельскохозяйственной продукции. А что Грузия может поставлять в Евросоюз?

Гия Джандиери: Это можно будет увидеть после того, как мы уже договоримся об этом. Говорить о том, что можно сейчас уже что-то продавать – невозможно. Грузия не является той страной, которая много производит и знает, что можно продавать. Если у нас будет допуск, то и грузинские, и иностранные производители в будущем найдут те места в Европейском Союзе, где можно что-то продавать.

Дэмис Поландов: Допустим, такая грузинская продукция появится и она попадает на европейский рынок. Как вы себе представляете допуск этой продукции, если в Грузии нет санитарного контроля или нет технических регламентов, которые есть в ЕС? Норм безопасности и так далее.

Гия Джандиери: Этим должно заниматься не государство, а частный сектор. У нас уже появилось несколько фирм в Грузии, которые работают над этим - как улучшить качество, как привести качество к тем нормам и стандартам, которые действуют в Европе и во всем мире. С другой стороны, наш доклад не говорит, что мы против того, чтобы европейский рынок проверял продукты, которые из Грузии будут импортировать. Если ввести контроль качества всей нашей продукции, то цены для грузинского населения на эти товары увеличатся. К сожалению, грузинское население слишком небогато живет для того, чтобы покупать дорогие вещи. Получается, что это как бы дополнительный налог на грузинское производство. А это приведет к политическим проблемам. Итак сейчас во всем мире цены увеличиваются.

Слушать


Дэмис Поландов:
Насколько я понимаю, авторы доклада предлагают, что для продукции, которая пойдет на экспорт в страны ЕС, будут предъявляться какие-то требования, а для той продукции, которая идет на внутренний рынок, нет.

Гия Джандиери: Я об этом и говорю, что нашему правительству, совместно с частным сектором, придется думать о том, как устроить так, чтобы та продукция, которая будет идти в Европейский Союз, была бы проверена в Грузии или где-то еще. Можно применить другой вариант, что одна из стран ЕС будет для нас все это проверять.

Дэмис Поландов: Но это не может быть бесплатным.

Гия Джандиери: Конечно, это понятно. Если мы так будем делать, то это обойдется нам очень дорого. Наши производители должны думать и о том, что надо конкурировать. Это вопрос частного сектора, я не думаю, что грузинское правительство должно что-то предпринимать. Даже если контроль применить в Грузии только по двенадцати категориям продуктов питания, не включая фруктов и овощей, то получится, что правительству придется добавить около семисот миллионов лари по этой программе. И это около 3,5% ВВП Грузии.

Дэмис Поландов: Требования по нормам безопасности, по санитарному контролю, можно понять. У Европейского Союза есть свои стандарты. А какие требования вы считаете, скажем так, необязательными, завышенными по отношению к Грузии?

Гия Джандиери: Например, антимонопольное требование практически не касается торговли Грузии и Европейского Союза. В такой маленькой и открытой стране, как Грузия, я думаю, что антимонопольная служба может делать что-то, чтобы помочь населению. Понятно, что внутри страны можно еще ожидать, что в Грузии могут появиться, несмотря на открытость, какие-то монополии. Но как эти монополии будут воздействовать негативно на европейский рынок? Это мне просто непонятно. Европейский рынок в 1500 раз больше чем грузинский. Если бороться с этим, то тогда у нас будет еще и проблема коррупционных соглашений - "я закрою глаза, ты продавай сколько хочешь", и так далее. Это правительство пришло к власти со многими лозунгами, и один из этих лозунгов я помню точно: устранить все инспекции, кроме налоговой.

Дэмис Поландов: Ну, все-таки у систем контроля есть какие-то свои собственные функции. Конечно, если убираешь систему контроля, то и коррупцию ты тоже убираешь. Но сам по себе контроль все равно в какой-то момент надо будет возвращать.

Гия Джандиери: Если вы прочтете все детали этого доклада, то там написано, что сейчас это все очень опасно, потому что Грузия является очень бедной страной. Когда мы будем на том же уровне богатства, как, например, Болгария, то начнем регулировать. Потому что все издержки регулирования сейчас будут очень высокими для Грузии. А, с другой стороны, этот доклад говорит, что Грузии предъявили требования, которые еще не выполнены рядом стран из Европейского Союза: Болгарией, Румынией, и так далее.

Дэмис Поландов: Вы делаете предположение в докладе, что Евросоюз, предъявляя такие завышенные требования, пытается надавить на Грузию в вопросе вступления России в ВТО. Ваше отношение, как Грузия должна вести себя в вопросе вступления России в ВТО?

Гия Джандиери: Я думаю, что очень трудно будет с Россией в будущем, после того как Россия уже будет членом ВТО. Россия туда идет не для того, чтобы весь мир имел из этого доходы, они думают о тех бенефитах, которые Россия может иметь из ВТО. Я не думаю, что если Россия будет в ВТО, то все решится само собой. А с другой стороны, я думаю, что всем очень важно видеть Россию с большей ответственностью, когда она будет участвовать в ВТО и возьмет ответственность за какую-то торговую политику, которая не будет идти во вред Грузии или всему миру.

Дэмис Поландов: Допустим, может ли Грузия высказать свое мнение по вопросам таможенных пунктов, но снять с повестки дня Псоу и Рокский тоннель? И говорить конкретно о снятии эмбарго с грузинской продукции, и так далее по всем остальным пунктам? А по этому вопросу, не то чтобы согласиться, а просто промолчать во время голосования. Вы считаете, это было бы правильным способом или нет?

Гия Джандиери: У меня другой вопрос: как в реальности важно для Грузии открытие российских рынков? Когда российский рынок вина был закрыт для Грузии, винное производство Грузии увеличилось и качество улучшилось. Если Россия опять пустит в продажу некачественное вино из Грузии, я не думаю, что это хорошо для нас. Я не знаю, что можно продавать сейчас из Грузии в России. Если речь идет только о «Боржоми» и минеральных водах, то, я не думаю, что эти рынки все время плакали о «Боржоми». Они наверняка уже заняты другими минеральными водами, и надо опять будет их завоевывать. Там можно добавить еще фрукты, овощи, зелень. Я не думаю, что Грузия зависит от экспорта в Россию так сильно, чтобы мы сказали: давайте нам российский рынок и мы закроем глаза на все.

Дэмис Поландов: То есть вы против такого варианта?

Гия Джандиери: Я не говорю, что этот вопрос легкий. Мы не то чтобы променяли российский рынок на какие-то принципы. Как России или другой стране понравится, что какая-то другая сторона не дает возможности контролировать границы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG