Accessibility links

Трудности восстановления


Какие-то продвижения в области восстановления происходят

Какие-то продвижения в области восстановления происходят

ЦХИНВАЛИ---Журналист и правозащитник Варвара Пахоменко более полугода не была в Цхинвали. Как изменился город с лета, идут ли восстановительные работы?

Первое, что бросается в глаза - весь город перерыт. Такое ощущение, что он весь в траншеях. В городе меняют трубы, канализацию, водоснабжение. По крайней мере так говорят, но не видно, чтобы кто-то работал. Местные чиновники говорят, что этим занимается Южная дирекция и российские подрядчики, и поэтому они не могут сказать, почему работа идет медленно. Вроде как должны были закончить к концу первого квартала, но пока весь город просто утопает в грязи. Страшно представить, что будет, когда потеплеет и все высохнет. Тогда весь город покроется пылью.

Сегодня я побывала в новом микрорайоне "Солнечный". Он находится на территории бывших анклавных грузинских сел. Это несколько многоэтажных домов. Их восстановили и заселили людей, чьи дома пострадали во время войны. Это вроде как резервный фонд, и людей заселили временно, пока их дома ремонтируют. Но интересно, что туда переселили беженцев первой войны, то есть тех, кто почти двадцать лет жил по общежитиям и снимал дома. Район удаленный, туда 10 минут нужно ехать от Цхинвали, а автобусы ходят три раза в день. Но люди очень довольны тем, что у них наконец-то появилось жилье.

Слушать


Какие-то продвижения в области восстановления происходят, но я бы не сказала, что достаточно быстро. Есть, безусловно, новые дома. Но до сих пор есть люди, у которых квартиры еще не восстановлены, есть и невостановленные частные дома.

Я вчера была в селе Хетагурово и там местная школа просто в жутком состоянии. Часть школы обрушилась во время войны от попадания снаряда. И сейчас она продолжает рушиться, половина окон выбита, но там все равно продолжают учиться дети старших классов. Для младших классов сделали небольшую пристройку. В этой школе учится 60 детей, и за них становится страшно, потому что есть ощущение, что здание может обрушиться в любой момент. В селе пострадало большинство домов. Часть домов уже отстроено, но часть до сих пор стоит с пробитыми стенами. Мы были в доме одного человека, который когда-то работал завучом этой самой школы. Он был ветераном и умер от сердечного приступа через несколько дней после окончания войны. И его дом, где живет вдова, до сих пор стоит с дырой в стене.

Тоже самое в Цхинвали. Еврейский квартал, например, стоит замороженный, там ничего не строится. Правда несколько домов в центре города, выгоревшие дотла на центральной площади восстановлены и туда уже кто-то вселяется. Вот так точечно происходит восстановление. Пока, может быть из-за грязи и ранней весны, все выглядит довольно печально.
XS
SM
MD
LG