Accessibility links

ЦХИНВАЛИ---Без специальной программы, подкреплённой финансированием, сегодня просто невозможно решить проблемы детей, страдающих тяжёлым заболеванием - детским церебральным параличом. К такому выводу пришли собеседники нашего корреспондента в Цхинвали Тамары Терашвили.

На днях в Общественную палату Республики Южная Осетия обратилась женщина с просьбой помочь ей в получении жилья. Её семья снимает квартиры уже 14 лет. При том, что в семье больной ребёнок - у 7-летнего сына Люды Кокоевой детский церебральный паралич в тяжелой форме. Маленький Ян уже перенес несколько операций в российских больницах. Но теперь ему необходимо ежедневное лечение с комплексом упражнений. Это лечение проходить Яну негде. Его пенсия по инвалидности составляет 960 рублей. Власти обещали семье Люды Кокоевой однокомнатную квартиру. Но мама больного ребёнка считает, что этого недостаточно для семьи с такими проблемами:

- Не подходит в том случае, во-первых, он больной, несколько раз у него были операции. Привозили, он тоже страдает, не спит. Тренажеры негде поставить, коляску негде поставить. Красный Крест сейчас нас хочет вывести в Москву на лечение. Это гуманитарная миссия «Дети России - будущее мира». Я даже не знаю, такой ребенок с таким диагнозом, не стоит и не ходит. Неужели не полагается даже двухкомнатная, я не говорю о трех комнатной, о коттедже? Чтобы была отдельная комната, где бы спать смог, где тренажер ему можно поставить.

- У вас направление в Москву от Минздрава?

- Нет. Это через Красный Крест. Это отец Серафим. Он как посмотрел на ребенка, поехал. Не знаю, с кем договорились. И нам звонили, что все готово. Только паспорта надо. Это не только мы едем. Двое нас. Здесь нас в Цхинвале не меньше тридцати восьми. Не только мы, я про всех говорю. Все нуждаются. Всем надо что-то открыть какой-то кабинет, чтобы с ними заниматься. Что-то надо делать с этими детьми. Вот так нельзя же забросить!


Слушать


В Министерстве образования напомнили, что поддержку детей с таким диагнозом гарантирует закон, но на его реализацию необходимы немалые материальные средства. Их сегодня попросту нет. Но несмотря на это, как заметила представитель министерства Роза Гаглоева, её ведомству удалось открыть два коррекционных класса в рамках школы-интерната. Однако рассчитаны они не только на детей с ДЦП, но и с другими тяжёлыми болезнями. Это классы педагогического профиля, они не оборудованы всем необходимым для таких детей: аппаратурой, тренажёрами и т.д. В детские сады детей с такими недугами не принимают, а вести за пределы республики на лечение не каждому по карману. Например, в соседнем Владикавказе необходимых условий едва хватает на местных детей с ДЦП.

Главврач детской поликлиники Цхинвала Лариса Ханикаева уже долгое время наблюдает за состоянием здоровья 7-летнего Яна:

«Он неоднократно уже подвергался оперативному вмешательству - два или даже три раза. Эти операции проводятся для того, чтобы он смог координировать свои движения. Там серьезная форма детского церебрального паралича, там множественные нарушения со стороны практически всех органов. Двигательные расстройства, задержка умственного развития. То есть ребенок - инвалид.

До событий августа 2008 была программа. Нужно было с ноля построить реабилитационный центр для детей инвалидов. Но учитывая события 2008 года, в программу вложен не реабилитационный центр для детей, а общереабилитационный центр для всех нуждающихся в этом центре. Но когда это будет сделано, построено, открыто, я не знаю. Задумка и проект такой есть, так что там, наверно, будет определенное отделение для детей. А так этот центр планируется построить для всего населения, которое нуждается в реабилитации».

В послевоенной Южной Осетии в реабилитации нуждаются многие. В том числе и родители детей, больных детским церебральным параличом. С этими проблемами они вынуждены справляться самостоятельно. На них лежит двойная нагрузка. Но отступать родители больных детей всё равно не намерены.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG