Accessibility links

Похоже, президента Сергея Багапш ждет самый главный экзамен в его политической карьере, по сравнению с которым драматические выборы 2004 года, по результатам которых он пришел к власти, покажутся цветочками.

Новое испытание напрямую связано с тем, как разрешится вопрос демаркации российско-абхазской границы. Сейчас переговоры по этому вопросу все еще проходят в закрытом режиме, когда участники избегают комментариев и заявлений, но, видимо, этот период подходит к концу. Слишком неподъемный груз ответственности, чтобы держать в неведении достаточно политизированное абхазское общество. А груз и впрямь тяжелый. Согласно утечке из абхазского парламента, российское видение того, где должна проходить граница, почти инфарктно-летальное для Сухума. Москва предлагает или настаивает (кому как нравится) отдать ей 160 квадратных километров абхазской территории, то есть практически весь северо-запад Гагрского района.

Зачем самой большой стране мира, на фоне вновь обострившейся проблемы спорных с Японией островов Курильской гряды, понадобилась еще одна территориальная мина? Вопрос из разряда риторических, даже для самих россиян, но для маленькой Абхазии отчуждение такой огромной по меркам ее страны территории, сродни катастрофе. По данному вопросу нет необходимости специально изучать общественное мнение - оно однозначно и предсказуемо против. Слишком много за эту землю еще совсем недавно (в грузино-абхазскую войну 1992-93 годов) было пролито крови, чтобы вот так вот запросто отказываться от нее в пользу даже единственного реального для Абхазии в этом мире партнера.

Москва, наверняка, если не точно, то хотя бы в контурах, способна очертить для себя степень непопулярности у абхазов темы территориальных уступок. Тем не менее, она инициирует вопрос, видимо, рассчитывая на понимание со стороны абхазской власти. Официальный Сухум, априори, гораздо более податливый, сговорчивый, и, самое главное, более благодарный, нежели те, кого эта власть, собственно и представляет. Кое-какой опыт наблюдений у Кремля в этом плане имеется, и, выставляя территориальные претензии Сухуму, Россия реально рассчитывает заполучить, если не 160 квадратных километров, то хотя бы половину этой земли. Аргументов для продавливания территориальных уступок предостаточно, и, уверен, напоминание о признании независимости за столом переговоров - не самый главный и ходовой. Основной рычаг давления – материальный.

Финансовый дождь, обрушившийся на Абхазию за последние два года, хотя так и не поставил абхазскую экономику на ноги, но при этом до неприличия обогатил местную бюрократию. То, что Москва с завидным спокойствием наблюдает, как деньги российского налогоплательщика неаккуратно расползаются по карманам абхазского чиновничества, а глава Счетной палаты Сергей Степашин, выявленную по итогам выборочной проверки расходования российской финансовой помощи недостачу в 347 миллионов рублей, называет не воровством, а странным термином «удорожание», не стоит воспринимать как благодушие или тем более слабость дающей руки. Не в традициях Кремля зацикливаться на мелочах, тем более, когда заранее знаешь, вот это «удорожание» было заранее предусмотренной и просчитанной статьей. И эта статья называется «инвестиция в абхазское чиновничество».

Надо сказать, очень выгодный бизнес. Вкладываешь рубль, получаешь сто. В минувшем году вся риторика власти, ставившей народ на «правильные» рельсы, сводилась к призывам «любить Россию» (при этом о Родине почему-то ни слова). Это показывает, насколько эффективно работает эта статья расходов. И почему ее не задействовать сейчас?

Однако, если в вопросе передачи России за условный рубль трех элитных резиденций – бывших госдач советских лидеров Хрущева, Горбачева и Берии, - или допустим, предоставлении госкорпорации «Роснефть» эксклюзивного права на разведку и добычу нефти на абхазском шельфе, руководство Абхазии еще могло найти аргументы, оправдывающие его в глазах общественности, – «эти дачи никогда нам не принадлежали», «если нефть не добывать, то ее выкачают другие», и «вообще, надо уметь быть благодарным» - то сейчас найти подходящие объяснения по демаркации границы, почему мы должны отдать огромный кусок своей земли России, невозможно.

Если выяснится, что для Кремля территориальные претензии - принципиальный вопрос, то президенту Сергею Багапш по-любому несдобровать. Не уступит ни пяди земли, и тогда, наверняка, в ответ заметно оскудеют и измельчают потоки российской финансовой помощи Абхазии. Учитывая, что бюджет страны на 70% формируется за счет дотаций из России, это приведет к резкой дестабилизации в стране с прогнозируемой сменой власти.

Уступят землю – опять дестабилизация и досрочная отставка.

Остается надеяться лишь на то, что в Кремле кто-то решил пошутить…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG