Accessibility links

Споры о мандате


Нынешний представитель ООН Антти Турунен в интервью с «Эхом Кавказа» сегодня вспомнил, что дискуссии по этому поводу начинались как обсуждение чисто технических деталей работы его аппарата

Нынешний представитель ООН Антти Турунен в интервью с «Эхом Кавказа» сегодня вспомнил, что дискуссии по этому поводу начинались как обсуждение чисто технических деталей работы его аппарата

ТБИЛИСИ---На следующей неделе в главном офисе ООН в Нью-Йорке будет дан ответ на вопрос: сохранится ли позиция представителя ООН на Женевских дискуссиях и гальских встречах?

Это решение станет итогом почти полугодовалых дискуссий между Россией, Грузией и их союзниками по поводу возможных изменений в мандате представителя ООН.

Нынешний представитель ООН Антти Турунен в интервью с «Эхом Кавказа» сегодня вспомнил, что дискуссии по этому поводу начинались как обсуждение чисто технических деталей работы его аппарата. Но постепенно процесс приобрел ярко выраженный политический характер.

Дело в том, что с момента учреждения поста в середине 2009 года аппарат представителя финансировался из «временного бюджета ООН». Каждый год его формировали заново. Из-за чего, как объясняет Турунен, постоянно задавался вопрос – следует ли изменить подход к финансированию его аппарата? Его годовая деятельность обходилась примерно в три миллиона долларов.

Турунен говорит, что в октябре прошлого года споры по вопросу финансирования стали «более интенсивными». Кульминации они достигли в последние дни, до финальной черты всего одна неделя – временный бюджет офиса представителя предусмотрен только до конца марта этого года. Но как говорит Турунен, «в данный момент вопрос отнюдь не в деньгах»:

«У нас не так много людей. В данный момент у нас работают пять человек, включая меня. Так что сейчас это не вопрос денег. В данный момент стоит вопрос о том, как определить нашу роль и территориальную привязку к месту, где мы работаем, то есть вопрос мандата».

Слушать




Обсуждение нового мандата представителя ООН во многом напоминают дискуссию, которая развернулась после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Тогда Россия, Грузия и их союзники не смогли прийти к единому решению, как будет называться миссия наблюдателей ООН – станет ли она «миссией ООН в Грузии» или миссией «в независимой республике Абхазия». И даже если в названии миссии не было бы привязки к территории, все равно официальная публичная документация ООН должна была бы отражать географические и правовые реалии, т.е. базироваться на принципе «территориальной целостности Грузии». В 2009 году эти споры закончились закрытием миссии наблюдателей ООН.

На визитке Турунена в данный момент написано лишь, что он является «представителем ООН» - географической привязка отсутствует вовсе. Его офис находится в Женеве. Он не публикует регулярных докладов, открытых для общественности.

Но такой порядок работы представителя ООН может измениться. Турунен говорит, что в данный момент обсуждаются четыре варианта. Два из них предлагают оставить сегодняшний мандат как он есть, сохранив временное финансирование или же разделив его между различными департаментами и программами ООН.

Третий вариант – постоянный бюджет – не устраивает все стороны, поскольку в этом случае миссия должна будет ежегодно публиковать открытый доклад о своей деятельности. Дипломаты ООН лишены возможности использовать иную лексику, кроме как исходящую из принципа территориальной целостности Грузии. А это – неизбежное яблоко раздора в отношениях Москвы, Тбилиси, Сухуми и Цхинвали. О последнем варианте – сам Антти Турунен:

«Это возможность создать «Фонд доверия», в который разные страны будут вкладывать средства для поддержания нашей деятельности. Тогда не будет необходимости готовить регулярные доклады».

Турунен утверждает, что Москва и Тбилиси заинтересованы в сохранении поста представителя. Но смогут ли они договориться, станет ясно уже на следующей неделе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG