Accessibility links

«Когда умрем, тогда и придут на помощь»


При въезде в село перед нами предстает унылая картина – проваливающиеся в землю дома, худой, недокормленный скот (фото Гиоргий Купатадзе/IWPR)

При въезде в село перед нами предстает унылая картина – проваливающиеся в землю дома, худой, недокормленный скот (фото Гиоргий Купатадзе/IWPR)

ТБИЛИСИ--В Грузии более 11 тысяч семей живут в зонах экологического риска, подверженных наводнениям и оползням. Эти люди часто становятся так называемыми экоэмигрантами, проблемами которых должно заниматься Министерство по делам беженцев из оккупированных территорий и расселению. Однако ни в 2010-м, ни в 2011 году в госбюджете на нужды этих людей средств выделено не было.

Так звучит «водная песня» прекрасной, но вовсе не спокойной горной реки Арагви. Ее своенравие стало настоящим бедствием для небольшого грузинского села Земо Млета в Душетском районе Грузии. При въезде в село перед нами предстает унылая картина – проваливающиеся в землю дома, худой, недокормленный скот. Но улицы не пустуют – вот мужчины играют в нарды, а женщины сидят на лавочках и что-то обсуждают.

Лишь позже понимаю - это и есть практически все местное население. И раньше Земо Млета не была большим селом, но сейчас здесь осталось всего пять семей.

Большую часть времени люди проводят на улице. Оставаться в полусгнившых домах неприятно, да и опасно. Как рассказал местный житель Гия Гагадзе, весной наступает самый кризисный для них момент, когда снег в горах тает, и начинаются проливные дожди.

Первый этаж дома Гии Гагадзе почти разрушен. Идти ему некуда, приходится оставаться в селе. Работает 29-летний Гия всего три месяца в году – лыжным инструктором в горнолыжном курорте Гудаури. Остальное время Гия мог бы выращивать скот и обрабатывать землю, но земли нет, после оползней и наводнений образовался провал глубиной в пять метров.



Гия показывает на дома, которые в прошлом году были полностью разрушены. Там жили его двоюродные братья вместе с семьями. Сейчас они перебрались в другие места, причем за свой счет, компенсации от государства еще никто из них не получал: «Да, приезжают, обещают нас всех обустроить и уезжают. Пока никакой помощи от властей мы не получали. Вот и сейчас мне придется кого-то в соседнем селе просить, чтобы хоть картошку посадить, у меня же земли не осталось, а жить надо».

Пятидесятидвухлетняя Цисана Закаидзе рассказывает, что ее годовалой внучке уже два раза выкачивали воду из легких. Сама Цисана работает уборщицей в одной из гостиниц Гудаури, и ее месячный заработок составляет около 50 американских долларов. Она единственная в семье, у кого есть работа. Цисана говорит, что повыше в деревне есть пустые земельные участки.

«Вначале обещали нас туда перевести. Пусть нам хотя бы вагоны для жилья дадут, и мы переедем, чтоб землю обрабатывать. А так, не буду же там жить и зонтиком прикрываться?!»

Как только начинаются ливни, жители села ночами по очереди следят за рекой, чтобы разбудить соседей и вовремя покинуть дома в случае опасности.

Пятнадцатилетний Торнике Гагадзе вспоминает, как ровно год назад Арагви вышла из берегов и затопила их дома буквально за полчаса. Сейчас Торнике вместе с родителями, сестрой и старенькой бабушкой живет в здании бывшей милиции. Это единственная альтернатива, предложенная властями. На вопрос, хочет ли он переехать остюда, Торнике с грустью в голосе отвечает:

«Уезжать... нет, уезжать я не хочу, я привык к нашему селу и не хотел бы его покидать, но сейчас просто нет другого выхода. Время идет, и с каждым годом здесь еще хуже становится».

Представитель местной власти Иосиф Закаидзе уверяет, что «работа ведется», и обещает при малейшей опасности переселить людей. Его заверения тонут в возмущенных криках местных жителей.

«Что у нас есть? Как вы поможете? Вы нам предлагаете не дома с землей, а просто жилье в школе. Мне что, моих коров в школе заселить между партами? - кричал возмущенно один из жителей села Темур Назхеидзе.

Было заметно, что Иосиф Закаидзе и сам чувсвовал себя не очень комфортно в создавшейся ситуации. Он сказал людям, что остается только ждать: «Я не могу сейчас дать конкретный ответ. Мы сами ждем от региональных властей и министерства помощи, чтобы людей в безопасное место перевести».

В ответ кто-то из собравшихся местных жителей с горечью пошутил: «Когда умрем, тогда и придут на помощь».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG