Accessibility links

"Я и кафельщик, и гипсокартонщик, и штукатурщик"


Разговорить их трудно, да это и не мудрено: люди ожидают работы, дома у них семьи, которые нужно кормить

Разговорить их трудно, да это и не мудрено: люди ожидают работы, дома у них семьи, которые нужно кормить

ТБИЛИСИ---Одно из самых знаковых мест в Тбилиси – это мост, который соединяет районы Дидубе и Сабуртало, расположенные на противоположных берегах Куры. В народе его называют «мостом Элиава», и знает его каждый: именно здесь с раннего утра собираются десятки безработных, ожидающих своего счастливого случая.

При въезде на «мост Элиава» с левого берега Куры в глаза бросается огромное количество перфораторов – строительных дрелей, воткнутых в землю, словно боевые мечи. Рядом с грозными инструментами сидят на корточках их владельцы. При том, что почти на каждом хмуром лице – трехдневная щетина (видимо, это должно добавлять трагизма выражению их лиц), одеты ожидающие весьма опрятно. Они понимают, что у неряшливого мастера меньше шансов получить работу.

Однажды, проезжая мимо моста, я насчитал более сотни торчащих из земли перфораторов, хотя обычно «поденщиков» на мосту - не более трех-четырех десятков. Разговорить их трудно, да это и не мудрено: люди ожидают работы, дома у них семьи, которые нужно кормить. Но словоохотливые среди них порой все же встречаются:

- Месяц, а может, и больше, не было работы.
- А когда работы нет, как ваша семья выживает?
- Мучаемся. А что делать? Бывает небольшая работенка, на день или на пару часов».

Как говорят сами рабочие, пока нет заказов, семье приходится брать в долг у родственников или знакомых. Впрочем, в долг приходится брать не только для жизни, но и для покупки нового оборудования. Те же перфораторы фирмы “BOSCH” стоят до 800 долларов США, сварочные аппараты – от 300 долларов. Некоторые умудрились взять в банках кредиты под 15 процентов годовых.

Серьезные строительные компании предпочитают рабочих с «моста Элиава» не нанимать, чтобы не получить «кота в мешке». Глава фирмы Georgian Development Group Бежан Цакадзе в высокой квалификации этих людей тоже не слишком уверен:

“С «Элиава» мы в основном берем рабочих для очистительных и вспомогательных работ. А наши основные кадры - это высококвалифицированные специалисты, которые ведут постоянные строительные работы”.

Шамиль работает бригадиром на строительстве, которое осуществляет та же фирма. Он рассказывает, что ему никогда не приходилось искать работу на «Элиава»:

«Хорошие специалисты никогда не останутся без работы. На “Элиава” раньше такие, может, и были, но сейчас, я думаю, хороших там найти трудно».

Людей к «мосту Элиава» пригоняет нужда – это известно всем. Но мало кто из местных безработных признается, что не является профессиональным строителем. Среди них можно встретить бывших педагогов, бухгалтеров, юристов, историков. Как мой собеседник Омар, который оказался выпускником политехнического института по специальности «горный инженер». Работал горным мастером в Чиатуре, на когда в 90-х годах шахта закрылась, уехал на заработки в Москву, где и освоил строительное дело:

«Я и кафельщик, и гипсокартонщик, и штукатурщик. В Москве работал 12 лет, до 2005 года. Там, где я работал, в фирме, хорошо платили. А здесь не платят так…».

У Омара две дочери и сын, который получил высшее образование.

«Он художник. У него сейчас своя фирма, но он тоже ждет заказов, как и я».

Другой рабочий, Тимур, рассказывает, что его дети не смогли получить образование:

«Нет работы, как они закончат? Там большие деньги нужны для институтов».

Как оказалось, дети Тимура каждый день приезжают в Тбилиси из села Каспи:
- Шесть лари надо каждый день платить за проезд сюда и обратно.

Как говорит Омар, от постоянного ожидания работы у людей страдает психика:

«Очень действует на психику. Нервы “на пределе”. Но мы пытаемся разговаривать, шутить, и так проходит время, если не повезет с работой. А что же делать?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG