Accessibility links

«Тридцать три» и «35»


Новая телепередача будет рассказывать зрителям об абхазских парламентариях и их работе

Новая телепередача будет рассказывать зрителям об абхазских парламентариях и их работе

СУХУМИ--Кинолюбителям на постсоветском пространстве, конечно же, памятна снятая в шестидесятые Георгием Данелия кинокомедия «Тридцать три». У ее главного героя, которого играет Евгений Леонов, выросло не тридцать два, как у всех людей в мире, а тридцать три зуба, и это стало поводом для бурной, как бы сейчас сказали, пиар-кампании вокруг данной научной сенсации. Не знаю, были ли у авторов нового проекта на Абхазском телевидении, названного «35» и стартовавшего на днях, ассоциации с названием этого фильма, но у меня они возникли.

Что же такое «35»? Это число депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, которых избирают у нас все послевоенное время. Число небольшое, но ведь и республика небольшая. Помню, в Парламенте давно уже звучали голоса, что на национальном телеканале должна быть передача, аналогичная российскому «Парламентскому часу». Новая телепередача будет рассказывать зрителям об абхазских парламентариях и их работе. Появление этого телепроекта, конечно, не весть какое большое событие в общественной жизни страны, но, с учетом ряда политических и других нюансов, оно вполне предсказуемо вызвало немалый резонанс.

Сразу две популярные в Абхазии газеты – «Нужная» и « Новый день» – откликнулись на него едкой, если не сказать уничтожающей, критикой. Корреспондент «Нового дня» Эмма Ходжаа в заметке «Спикер и его вице… (опять тридцать пять, или кризис жанра)» пишет, несколько, возможно, преувеличивая: «Говорят, что ни один проект на местном телевидении не удостаивался столь пристального внимания общественности, как этот… Заместитель председателя народного собрания Абхазии Ирина Агрба брала интервью у председателя Нугзара Ашуба, то бишь у своего начальника.

Телеинтервью ритмично перебивалось заставкой с цифрой «35». Многие телезрители, непосвященные в тонкости местной закулисной телевизионной жизни, решили, что появление столь статусной дамы в роли телеведущей – продуманный эпатажный ход для привлечения внимания к своему голубому экрану. Но на телевидении утверждают, что к этому проекту телевизионное начальство никакого отношения не имеет. Говорят, Гурам Миквабия изначально был против этой затеи. Ведь профессиональный телережиссер не может настолько не разбираться в законах жанра, чтобы устраивать на своем телеканале «междусобойчик» спикера и его заместителя, тем самым нарушая все этически-правовые нормы журналистики». Но сил и полномочий Гурама Миквабия, видно, не хватило». «…Новые парламентские выборы не за горами, – рассуждает далее журналистка. – Почему бы лишних 35 раз не потусоваться на экране?».

А редактор «Нужной» Изида Чаниа в публикации «Парламентский междусобойчик» пишет: «И все бы ничего, если бы не выяснилось, что парламент решил навязать АГТРК «новое слово» в журналистике: вице-спикер берет интервью у депутатов (непонятно, кто возьмет интервью у вице-спикера). До такого, насколько мне известно, еще никто не додумывался».



В обеих публикациях присутствуют иронические рассуждения на тему, что дальше, наверное, нужно ждать телеинтервью вице-президента с президентом, вице-премьера с премьером… Но нет описания предыстории и объяснений того, почему именно вице-спикер стала ведущей новой передачи. Впрочем, постоянным читателям местных газет это и так хорошо известно… Дело в том, что Ирина Агрба – историк, бывший декан Абхазского госуниверситета и один из лидеров первого в Абхазии оппозиционного движения «Айтайра», сделавшего немало для прихода к руководству нынешней властной команды, – и в Парламент-то в 2007 году пришла во многом на волне своей популярности как создателя и постоянной ведущей телепередачи «Аргама».

Это ток-шоу, которое Ирина Шотовна вела в течение нескольких лет в середине 2000-х, не состоя при этом в штате АГТРК, было в Абхазии суперпопулярным, некоторые даже называли его «лучом света в темном царстве», желая подчеркнуть общий не самый высокий уровень и скучность передач АТ. В телестудии собиралось несколько десятков человек, которые вели действительно интересные и острые дискуссии по самым актуальным вопросам жизни абхазского общества. Когда Ирина Агрба, которую некоторые даже стали называть «абхазской Светланой Сорокиной», была избрана депутатом, а затем и вице-спикером, она перестала вести эту программу, потом, после ремонта помещения телестудии, возобновила, совмещая с работой вице-спикера, но ненадолго: по слухам, из-за разногласий с председателем АГТРК Гурамом Амкуабом (именно такой, абхазский вариант фамилии он использует и фигурирует обычно под ним в СМИ).

И вот, по-видимому, в Парламенте решили, наряду с журналом «Алагала», который он теперь издает, крепить связь с избирателями и с помощью своей телепередачи попросили вице-спикера тряхнуть стариной и выступить в роли телеведущей. Но получилось и впрямь не ахти. Я «захватил» лишь кусочек передачи, когда Ирина Агрба вела беседу с одним из рядовых депутатов, и должен сказать, что уже сам формат вызывал легкое недоумение. И было довольно скучно – не сравнить, в любом случае, с передачей «Аргама».

Любопытно также, что в середине 2000-х, в разгар тогдашних президентских выборов, авторы обеих процитированных газетных публикаций находились по разные стороны возникшей в Абхазии политической баррикады; сейчас же их взгляды, излагаемые в СМИ, как правило, совпадают до мелочей.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG