Accessibility links

Поступок грузинского парламента


На протяжении 20 лет Грузия воспринималась черкесами Кавказа исключительно через призму абхазского конфликта

На протяжении 20 лет Грузия воспринималась черкесами Кавказа исключительно через призму абхазского конфликта

Поступок грузинского парламента, именно так здесь называют принятую сегодня резолюцию, взбудоражил черкесское общество. Информация о признании геноцида парламентом Грузии распространялась по телефонам с пятницы – от общественников, которые были в курсе происходящего в Тбилиси, и от пользователей Интернета. Мне в пятницу звонили до двух часов ночи из разных городов, да и мои сообщения возвращались бумерангом через десятки абонентов.

Отношение к вестям из Грузии разное – от слез радости и чувства торжества справедливости до приступов страха – «что же теперь будет?»
Общественнику из Нальчика Алсану Бешто интереснее говорить на тему «чего теперь не будет»: «Это уже свершившийся факт. Интернет-сообщество восприняло это настолько «на ура», что даже не верится. Есть, конечно, пессимисты, которые говорят, что не нужно раздражать власти России, что лучше оставить все как есть, да и просто есть элементарный страх перед переменами. Я не знаю, будет лучше или хуже, но как сейчас, уже не будет. Эта патовая ситуация рано или поздно должна была сдвинуться. И если Россия не будет решать – будут решать другие. В принципе, к этому и пришли».

На протяжении 20 лет Грузия воспринималась черкесами Кавказа исключительно через призму абхазского конфликта. Обращение черкесской диаспоры в грузинский парламент было воспринято многими абхазами едва ли не как предательство со стороны родственного народа. Были и упреки на этот счет со стороны абхазских общественников.

Щепетильность момента чувствуется и в речах героя Абхазии Ибрагима Яганова: «Новость эта воспринята с всеобщим одобрением. Люди звонят друг другу, поздравляют и считают, что эта первая ласточка в возрождении черкесского народа. Я, к сожалению, не смог принять участия во этих делах, потому что участвовал в войне в Абхазии, и все эти годы призывал не иметь никаких дел с Грузией».

При всей внешней простоте изложения, чувствуется сложная и очень кавказская рефлексия Яганова. Постсоветский Кавказ соткан из тысяч нитей противоречий и связей. Из тысяч клятв мести и тысяч примирений, из гневных речей и ностальгии по всему доброму, что нас связывало. И теперь совершенно очевидно, что поделить Кавказ на красных и белых, как в гражданскую войну, не получится. И, наверное, не стоит пытаться менять позиции людей – стоит попытаться изменить реальность и измениться вместе с нею.



Российский политолог Алексей Малашенко считает, что Грузия, признав геноцид черкесов в Кавказской войне, открыла ящик Пандоры и сделала это напрасно:

«Как только ты начинаешь в этих вопросах ковыряться, возникает еще больше проблем, – говорит Алексей Малашенко. - Поэтому этот ящик Пандоры нельзя открывать. А Саакашвили своими поступками стимулирует эти процессы. Если он думает ослабить этим Россию, ему это не удастся. Я сомневаюсь, чтобы черкесские проблемы привлекали внимание серьезных государств. Там, наоборот, стремятся, чтобы на Северном Кавказе был мир. Это история столетней давности, и, когда возвращают историю в политику, – это всегда плохо».

Что касается срока давности, то кто может очертить границы исторической памяти, и по каким критериям мерить сроки давности, когда речь идет о судьбе народа... Например, в причерноморской Шапсугии до сих пор ухаживают за могилами мухаджиров, скончавшихся на побережье. Здесь, еще в советский период, кладбища времен кавказской войны были розданы под приусадебные огороды, с тех пор люди ухаживают за могилами прямо у себя дома, как в России ухаживают за могилами неизвестных солдат.

Говорит шапсугский общественник Руслан Квашев: «У моего знакомого на двенадцати сотках восемнадцать могил. Да, он не знает фамилий и имен этих людей, но они погибли в Кавказскую войну. Ни одной могилы мы не тронули. Мало того, мы платим государству за память (налог на землю – прим «ЭК»), за кладбища платим. Там петрушку, укроп не посадишь. Деревья посадили между могилами, чтобы духи наших предков в тени отдыхали».

В начале 90-х годов парламенты Адыгеи и Кабарлино-Бакарии обратилась к федеральному центру с просьбой признать черкесов народом - изгнанником и рассмотреть возможность создания условий для репатриации желающих вернуться на историческую родину. Через два десятилетия игнорирования сначала просьб, а затем требований, черкесы вывели свою проблему в плоскость международных обсуждений. Именно после обращения черкеской диаспоры в грузинский парламент появились первые инициативы Кремля в решении черкесского вопроса – черкесы были включены в закон о соотечественниках.

На прошлой неделе состоялась первая встреча диаспоры с представителями думских комитетов, где обсуждались рабочие моменты сотрудничества диаспоры и российских посольств. Что ж, решение грузинского парламента не означает, что Россия теряет возможность продвигать собственное решение черкесского вопроса. Это означает, что мир не ждет дремлющих политиков.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG