Accessibility links

Признание геноцида: мнения разделились


Одни убеждены, что решение парламента способно лишь нанести ущерб интересам Грузии, поскольку еще больше углубит противоречия между Москвой и Тбилиси

Одни убеждены, что решение парламента способно лишь нанести ущерб интересам Грузии, поскольку еще больше углубит противоречия между Москвой и Тбилиси

ТБИЛИСИ---Мнения грузинских экспертов по поводу признания геноцида черкесского народа разделились. Одни убеждены, что решение парламента способно лишь нанести ущерб интересам Грузии, поскольку еще больше углубит противоречия между Москвой и Тбилиси, по мнению других, отношения с Россией и без того хуже некуда: торговля полностью свернута, гражданам Грузии фактически запрещен въезд в Россию, контактов на уровне представителей власти нет.

Руководитель Института стратегических и международных исследований Алексадр Рондели полагает, что Россия вполне может дать симметричный ответ Грузии, но какой предлог будет использован, он пока не в состоянии предположить.

На одном из интернет-форумов была высказана идея, что Россия попытается объявить геноцидом действия Грузии в Абхазии в 1992-1993 годах, либо в Осетии – в 1991-м и 2008-м. При этом Россия попробует убедить Венесуэлу или Науру сделать то же самое. Однако эксперт в области медиа Маргарита Ахвледиани считает, что такая вероятность крайне мала.

«Они могут активизировать свои попытки, они все могут, но насколько это будет заметным и влиятельным решением? Признание черкесского геноцида, конечно, преследует политические цели, но за ним стоит довольно большой пласт исследований, исторических подтверждений, что подобные действия имели место».

За признанием черкесского геноцида, как считает большинство экспертов, стоят политические цели и формирование положительного имиджа Грузии. Например, политолог Александр Рондели считает:

Слушать


«Думаю, что в основном для этого и сделано. У нас очень слабые позиции, поскольку пропаганда работала против нас. Естественно, что наше руководство стремится улучшить свой имидж на Северном Кавказе. Поэтому и принимаются эти меры – и ПИК организовали, и сняли визовый режим. Северный Кавказ является большой проблемой для нас: в будущем любая нестабильность или плохое отношение к нам будут иметь негативные последствия».

Бывший начальник Управления президента Карачаево-Черкесской Республики по внутренней политике Андрей Гудимов согласен с тем, что на Северном Кавказе могут возникнуть новые очаги нестабильности:
«Несомненно, эти угрозы реальны. Есть определенные силы, которые попытаются с помощью противостояния, существующего между Грузией и Россией, использовать Кавказ как плацдарм для раскачивания ситуации в регионе. Несомненно, что рано или поздно придется решать эти вопросы вместе с Грузией. И начинать нужно с гражданского общества, устанавливать контакты».

Александр Рондели согласен с тем, что контакты на уровне гражданского общества являются если не первоочередными, то необходимыми:
«Грузия своим существованием и стремлением к демократии, развитием государственных институтов уже является неплохим примером».

Однако насколько серьезны намерения Грузии наладить сотрудничество с соседями за Кавказским хребтом в разных областях экономики и общественной жизни? Эксперт Маргарита Ахвледиани считает, что никакой продуманной стратегии за нынешними хаотичными действиями грузинской власти нет:

«На мой взгляд, никакой программы нет, никакой идеи - чего мы хотим достигнуть? Мы хотим, чтобы Грузия стала местом, куда все приезжают отдыхать, работать, вести бизнес? Тогда нужно адаптировать законодательство, учить русский язык, потому что жители Северного Кавказа не разговаривает на грузинском и английском. Необходима транспортная система, очень много разных аспектов».

Видимо, признав геноцид адыгов, Грузии нужно найти ответ на один непростой вопрос: что дальше?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG