Accessibility links

Нино Бурджанадзе: «Это не было разгромом или разгоном демонстрации, это была карательная операция»


Тбилиси, 26 мая

Тбилиси, 26 мая

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» - один из лидеров грузинской оппозиции Нино Бурджанадзе.

Андрей Бабицкий: У нас на линии прямого эфира из Тбилиси главный герой этой недели Нино Бурджанадзе. Нино, я думаю, что вопросов будет довольно много, и не все они, как вы понимаете, приятные, но сегодня вам уже пришлось отвечать на пресс-конференции на вопросы журналистов, которые тоже были не слишком комфортные. Итак, первый: МВД распространило запись Гии Учава, который говорит о том, что у участников акции были «коктейли Молотова» и даже огнестрельное оружие, которое они намеревались пустить в ход. Некоторые журналисты подтверждают, что действительно «коктейли Молотова» находили на месте проведения митинга. Что вы можете сказать по этому поводу?

Слушать


Нино Бурджанадзе: Андрей, во-первых, чтобы использовать любую запись, которая осуществлена скрыто, в демократическом обществе нужна санкция соответствующих органов государственного управления. Иначе эти записи просто напросто не имеют силы для судебных инстанций. И еще никто достоверность этих записей не доказал, потому что мы неоднократно были свидетелями, как фальсифицировались или подменивались записи. Во-вторых, в грузинском государстве признание какого-либо человека, который арестован, не стоит ломаного гроша, потому что над людьми издеваются, людей избивают, людей терроризируют и шантажируют. Поэтому человек, который иногда не может выдержать такой прессинг, может сказать все что угодно. Но самое интересное то, что господин Учава о том, о чем вы говорите, открыто не говорил. Он сказал, что да, мы создали так называемых «присягнувших», несколько тысяч человек - 3-3,5 тысячи - и это было полувооруженное формирование, у которых на вооружении были щиты и флагштоки, вернее палки от флагов. Вы знаете, я юрист по образованию, и ни в одном кодексе уголовного права ни одного государства, даже самого демократического или самого диктаторского, щит и палка не являются оружием. Это раз. Во-вторых, нигде не говорится о том, что у нас было огнестрельное оружие. Такого Учава не говорил, и нигде не сказано, что мы должны были использовать «коктейль Молотова». Такие разговоры могли специально вести люди, которые, как оказалось, были засланы в «Народное собрание». Но факты говорят о том, что, когда нас разгромили, били, чуть ли не убивали, с нашей стороны не были использованы ни «коктейли Молотова», ни оружие, а были использованы лишь палки и щиты из фанеры, на которых было написано «Миша должен уйти». Никакого решения относительно применения «коктейлей Молотова», а тем более, оружия не было, не было!

Андрей Бабицкий: Вторая тема, которая обсуждается сегодня в Тбилиси – это то, что вы покинули своих соратников до разгона.

Нино Бурджанадзе: Это не правда, это гнусная ложь. Я вам предлагаю зайти на сайты и посмотреть, например, на palitratv.ge, и вы увидите, как я выхожу практически последней, когда люди уже зашли в кинотеатр Руставели, когда машина спецназа вплотную подошла к моей машине, и спецназовцы бьют мою машину и стреляют по ней. Ни одно стекло не осталось целым, в нас стреляли в упор. Это гнусная ложь, так же как и ложь о том, что моя машина сбила человека. Это тоже неправда. Моя машина и машины членов моей семьи тут совершенно ни при чем, и это обязательно докажет независимая экспертиза. Это черный пиар, которым хотят меня очернить.

Андрей Бабицкий: Нино, скажите, многие из представителей, скажем так, "умеренного крыла" упрекают вас в том, что вы провоцировали власти на разгон…

Нино Бурджанадзе: Не надо, Андрей. Это не умеренное крыло оппозиции, а псевдо-оппозиция - люди, которые более комфортно себя чувствуют на переговорах с Саакашвили, несмотря на то, что за полтора года они не продвинулись ни на малейший шажок, и не добились ни одного компромисса со стороны Саакашвили. И они хорошо знают, что при этом режиме невозможно будет провести свободные и справедливые выборы. В стране, где нет свободы СМИ, в стране, где вообще не существует правосудие. Вы знаете, что сегодня творится в Грузии? Вы знаете, что у нас сотни людей арестованы? Только в моей партии 38 человек пропавших без вести.

Андрей Бабицкий: Да, да, Нино, у нас только что были об этом материалы, поэтому эта информация уже была в эфире.

Нино Бурджанадзе: Людей избивают до смерти. До смерти! Их вывозят из больницы, запирают в КПЗ, избивают. Всю мою охрану арестовали и избили в полиции. До того, как их забрали, они не были избиты, я даже журналистам сказала: «запишите их, на их лицах нет никаких следов». Сейчас эти люди в синяках, они избиты до полусмерти только потому, что они меня охраняли и не дали спецназу Саакашвили меня избить. И еще одно, Андрей, это имеет принципиальное значение. В 1989 году, когда советский спецназ громил в Тбилиси демонстрацию, войска Родионова зашли с одной стороны, остальные три стороны были свободны для того, чтобы люди могли покинуть площадь. Наша грузинская служба спецназа окружила нас со всех сторон, мы оказались в капкане. У людей не было никакой возможности убежать от спецназа и освободить площадь. Это была карательная операция. Это не было разгромом или разгоном демонстрации, это была карательная операция, когда спецназ заставлял людей ругаться в мой адрес, иначе их били еще сильнее.

Андрей Бабицкий: Нино, вы оправдали разгон оппозиции в 2007 году, и вспомнили Николая Второго, заявив, что он должен был использовать жесткие меры, и тогда бы власть его удержалась. Сейчас вы изменили свою точку зрения?

Нино Бурджанадзе: Вы знаете, я и тогда считала, что это было совершенно неправильно, и была категорически против разгона демонстрации, однако, к сожалению, я не сказала того, что на самом деле думала. Но даже в 2007 году это был разгон демонстрации, а не карательная операция, и это было глупостью Саакашвили, когда он хотел наказать людей и показать свою силу. Все знают, и Бог свидетель, я и тогда была против этого, и сейчас считаю, что такие методы не оправданы. Но если есть необходимость, можно использовать силу, но в рамках законов, которые приняты во всем цивилизованном мире, а не толпой полицейских избивать одного безоружного человека, и тем более после ареста избивать людей. Все КПЗ в Грузии переполнены, все КПЗ буквально «стонут» от избиений людей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG