Accessibility links

Итак, революция в Грузии, как и следовало ожидать, провалилась с треском. И произошло это не 26 мая, когда власти разогнали митинг, а еще 21-го, когда вместо обещанных 60 000 разгневанных бунтовщиков на улицу вышли лишь около 10 000, которые к вечеру ужались до 4-5 тыс.

В первый же день акции ее руководители с многозначительными лицами намекали на то, что они намерены вот-вот задействовать свой грандиозный план, благодаря которому Миша со всей его командой сбежит за рубеж через пару дней. Время шло, власти все более откровенно потешались над оппозиционерами, а те явно теряли остатки самообладания – если в первый вечер они пылкими фразами призывали людей выйти на улицу, то через пару дней они уже называли не понявший их народ крысами, «людьми, лижущими одно место», а Бурджаниха заявила, что «пора вам всем выползти из нор».

Со временем стало ясно, что грандиозный план провалился с треском - сама экс-спикер парламента в пылу эмоционального выступления признала, что для его реализации нужно 50-60 тыс. человек, после чего начнутся «активные действия».

Причин того, что даже оппозиционно настроенные граждане отказались выйти на улицы, было несколько. Во-первых, энергия и драйв 2007-2009 годов улетучились, а народ просто устал от вечного бардака. Во-вторых, люди поняли, что плохой может быть не только власть, но и оппозиция, чего раньше никогда не было. Бесконечные внутренние дрязги среди противников власти наглядно показали – если они придут к власти, то начнется такое, что мало не покажется никому.

Есть еще и одна психологическая причина. Дело в том, что в Грузии все заняты моделированием действительности. Если вы смотрите проправительственные телеканалы, то вы видите страну с быстрораструщей экономикой, с блестящими небоскребами, и населением, исключительно довольным жизнью.

В эфире оппозиционных телеканалов и выступлений оппозиционных лидеров полная противоположность: Грузия, прогибающаяся под тяжестью тирании, мрачная страна, в которой по улицам шастают зондеркоманды, где за критику власти расстреливают на месте, а бизнес загибается под тяжестью монополий и государственного рэкета.
Надо ли говорить, что страшная оппозиционная картинка ничуть не ближе к действительности, чем розовая провластная. Однако с лидерами оппозиции произошла фатальная неприятность - они столько говорили о разваливающей Грузии, о забитом населении, которое только ждет сигнала, чтоб выйти на улицу, что в конечном итоге сами же поверили в свою виртуальную картинку.

Я все эти дни задавал себе вопрос, как случилось, что неглупые вроде бы люди не разглядели, что ситуация изменилась? Я не удивился тому, что это не заметили, к примеру, придурковатые братья Гачечиладзе. Какой с них спрос – им же надо у подъезда сидеть на корточках, а не решать глобальные вопросы. Не удивили представители красной интеллигенции и 5-кратная чемпионка мира по шахматам Нона Гаприндашвили. В конце концов, они все уже люди в возрасте, вероятно, впадающие в маразм и решившие поиграть в шахматы по правилам регби.

Но вот кто меня удивил – это Эроси Кицмаришвили и Бурджанадзе. Люди, все предыдущие годы известные рассудительностью и спокойствием. С ними-то что произошло?

А произошло то, что они слишком сильно ненавидят Мишу. В их действиях слишком много личного, а это губит политику. Сильные эмоции, особенно отрицательные – ненависть, злоба, гнев, зависть – ослепляют людей. Они забывают главный принцип мафии, а стало быть, и политики: «Ничего личного, только бизнес». В итоге, озверевшие от ненависти, вроде бы неглупые и рациональные люди оказались в плену собственных эмоций и не разглядели изменения в общественном сознании, которые могла бы увидеть даже обезьяна, бросающая дротики, если б она этим заинтересовалась.

В итоге революционная оппозиция, оказалась на улице одна. Без поддержки, без рейтинга, зато с вызывающим хамством участников митинга, дубинками, масками, ну и конечно, песней «Белла Чао». Тоже, кстати, немалый цинизм – итальянские партизаны под эту песню воевали с оккупантами, «партизаны» грузинские же, напротив, с ними тесно сотрудничают. Поэтому 26 мая власти решились на рискованный разгон митинга. Вопреки ожиданиям Бурджанадзе, силовая акция не вызвала всеобщего возмущения населения, народ просто застыл у экранов телевизоров.

Все завершилось уже 26 мая утром.

Так или иначе, можно предположить, что 26 мая 2011 года в Грузии наконец-то закончилась эпоха революций, которая началась в 89 году и все никак не уходила.

И кто сказал, что у революции нет конца?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG