Accessibility links

Брошенные в чистом поле


Власти Северной Осетии говорят, что решить проблемы этих людей под силу только Федеральному центру

Власти Северной Осетии говорят, что решить проблемы этих людей под силу только Федеральному центру

ВЛАДИКАВКАЗ---Более 150 семей беженцев из внутренних районов Грузии живут в Пригородном районе Северной Осетии за чертой бедности. Эти люди находятся на территории республики уже двадцать лет.

Я приехала в поселение беженцев, которое располагается на месте бывшего военного полигона в Пригородном районе. Здесь живут, а если быть точнее, выживают 50 семей беженцев из внутренних районов Грузии. От войны и преследования «звиадистов» они убежали двадцать лет назад. Я разговаривала с бывшими жителями Тбилиси, Рустави, Гори, Карельского, Лагодехского районов. Большинство из них бросили в своих населенных пунктах дома и все нажитое имущество. Кое-как добрались до Северной Осетии. Долгие годы жили где придется. Потом вынуждены были поселиться в полуразрушенных строениях бывшего полигона. Теперь они говорят, что попали в плен равнодушия местных чиновников. За эти двадцать лет никто не заинтересовался их судьбой.

Я разговорилась с бывшей жительницей Карельского района Наной. Она рассказала, как ее семья и соседи вынуждены были ночью убегать из родного села после нападения местной бандитской группы. Все их имущество осталось бандитам.

«Мы убежали в лес с маленькими и грудными детьми. Там прятались. Потом постепенно оттуда ушли, затем перебрались сюда, в Осетию.

- Сколько вы здесь уже живете?

- Уже двадцать лет».

Это поселение находится в пяти километрах от Камбилеевского. Люди живут прямо посреди поля. Они заняли бывшие хозяйственные постройки военного городка. Развели скот, выращивают овощи. Дети добираются в школу пешком, идут четыре километра. На их пути находится только кладбище. Беженцы обращались в местную администрацию с просьбой заасфальтировать дорогу, чтобы легче было добираться во время дождей и снегопадов, но ответа не получили. Многие беженцы серьезно больны, но нормального лечения они лишены. Вот что мне рассказала беженка по имени Манана:

«Ни газа, ни воды в наших домах нет. В конце села есть кран и оттуда все носим ведрами воду.

- Когда в последний раз вы обращались к местной власти?

- Мы каждый день обращаемся. Ничего нет, говорят. Средств нет. Чем вам помочь? Мы сами кто где работаем: кто в колхозе, кто в больнице. В основном люди безработные».

Циала рассказала, что перенесла тяжелую болезнь. Ей полагаются льготы по инвалидности. Для ее оформления чиновники потребовали с нее взятку.
«Они попросили у меня тридцать тысяч рублей. А у меня даже на хлеб нет денег. Откуда у меня тридцать тысяч? И я оставила это дело. Нет у меня денег. Мне хлеб покупать или группу делать?»

Власти Северной Осетии говорят, что решить проблемы этих людей под силу только Федеральному центру. В прошлом году сюда приезжали представители Общественной палаты России. Написали статьи в журналы и газеты, обсудили проблемы обездоленных людей в интернете… На этом все закончилось. А беженцы никак не могут свыкнуться с мыслью, что им придется доживать свой век в брошенных в чистом поле постройках.
XS
SM
MD
LG