Accessibility links

Брошенные в чистом поле


Власти Северной Осетии говорят, что решить проблемы этих людей под силу только Федеральному центру

ВЛАДИКАВКАЗ---Более 150 семей беженцев из внутренних районов Грузии живут в Пригородном районе Северной Осетии за чертой бедности. Эти люди находятся на территории республики уже двадцать лет.

Я приехала в поселение беженцев, которое располагается на месте бывшего военного полигона в Пригородном районе. Здесь живут, а если быть точнее, выживают 50 семей беженцев из внутренних районов Грузии. От войны и преследования «звиадистов» они убежали двадцать лет назад. Я разговаривала с бывшими жителями Тбилиси, Рустави, Гори, Карельского, Лагодехского районов. Большинство из них бросили в своих населенных пунктах дома и все нажитое имущество. Кое-как добрались до Северной Осетии. Долгие годы жили где придется. Потом вынуждены были поселиться в полуразрушенных строениях бывшего полигона. Теперь они говорят, что попали в плен равнодушия местных чиновников. За эти двадцать лет никто не заинтересовался их судьбой.

Я разговорилась с бывшей жительницей Карельского района Наной. Она рассказала, как ее семья и соседи вынуждены были ночью убегать из родного села после нападения местной бандитской группы. Все их имущество осталось бандитам.

«Мы убежали в лес с маленькими и грудными детьми. Там прятались. Потом постепенно оттуда ушли, затем перебрались сюда, в Осетию.

- Сколько вы здесь уже живете?

- Уже двадцать лет».

Это поселение находится в пяти километрах от Камбилеевского. Люди живут прямо посреди поля. Они заняли бывшие хозяйственные постройки военного городка. Развели скот, выращивают овощи. Дети добираются в школу пешком, идут четыре километра. На их пути находится только кладбище. Беженцы обращались в местную администрацию с просьбой заасфальтировать дорогу, чтобы легче было добираться во время дождей и снегопадов, но ответа не получили. Многие беженцы серьезно больны, но нормального лечения они лишены. Вот что мне рассказала беженка по имени Манана:

«Ни газа, ни воды в наших домах нет. В конце села есть кран и оттуда все носим ведрами воду.

- Когда в последний раз вы обращались к местной власти?

- Мы каждый день обращаемся. Ничего нет, говорят. Средств нет. Чем вам помочь? Мы сами кто где работаем: кто в колхозе, кто в больнице. В основном люди безработные».

Циала рассказала, что перенесла тяжелую болезнь. Ей полагаются льготы по инвалидности. Для ее оформления чиновники потребовали с нее взятку.
«Они попросили у меня тридцать тысяч рублей. А у меня даже на хлеб нет денег. Откуда у меня тридцать тысяч? И я оставила это дело. Нет у меня денег. Мне хлеб покупать или группу делать?»

Власти Северной Осетии говорят, что решить проблемы этих людей под силу только Федеральному центру. В прошлом году сюда приезжали представители Общественной палаты России. Написали статьи в журналы и газеты, обсудили проблемы обездоленных людей в интернете… На этом все закончилось. А беженцы никак не могут свыкнуться с мыслью, что им придется доживать свой век в брошенных в чистом поле постройках.
XS
SM
MD
LG