Accessibility links

СУХУМИ---Сегодня в Абхазии продолжают прощаться с Сергеем Багапш. Похороны лидера Абхазии состоятся 2 июня в его родном селе Джгерда в Очамчирском районе. Наш корреспондент в Сухуми Анаид Гогорян поговорила на улице с простыми жителями города, которые поделились с ней своими воспоминаниями о встречах с Сергеем Багапшем или просто рассказывали ей о своем отношении к нему.

Анаид Гогорян: Вы встречались с Сергеем Васильевичем?

Гусеин: Да, один раз был у него.

- Что заставило вас обратиться к нему?

Гусеин: Я попросил его помочь мне немного финансово. Он меня спросил, сколько мне нужно. Я ответил, что две-три тысячи. Он ответил: «хорошо, этот вопрос мы решим». Три тысячи дали мне, конечно. Я ветеран, старый человек. Он помог мне от души. Такого человека, как Сергей Васильевич, в Абхазии нет, не было и не будет! Благородная душа, сердечный человек, на него посмотришь - душа радуется!

Аида: Для меня Сергей Васильевич не только президент, но еще и символ моей молодости. Я помню, это еще в комсомоле было, он был постарше, а я любила эпатировать народ. Я могла сказать: «А вот интересно, женский футбол в Англии на самом деле серьезный или нет? Он государственный или нет?» И парни могли серьезно над этим задуматься. А Сергей Васильевич всегда искал ответы, обязательно должен был найти. «Сейчас», - сказал он. Побежал куда-то, принес какую-то книжку и говорит: «Да, он там настоящий, он - государственный». Человек, который всегда учился, для меня это большой показатель. Хороший человек, очень хороший, очень жалко.

Владимир: Когда он шел, люди смотрели и говорили, что действительно идет президент. И рост был, и обаяние, и культура была. Он всех понимал. Такого, как он, нет и не будет. Он всегда приходил на «брехаловку», кофе выпить, рядом с нами посидеть. Простой человек. Он со всеми разговаривал, всех всегда выслушивал.

Лена: Я тоже джгердинская, очень больно, он настоящий человек. Обидно, жалко, что он умер так внезапно. Он не болел, не лежал, не лечился. Может быть, нужно было ему полечиться, но он не думал об этом, он о людях думал, жил для народа.

Анаид Гогорян: Вы общались с Сергеем Васильевичем?

Анатолий: Мы вместе гоняли в футбол, в баскетбол играли, в волейбол. Он был истинным патриотом Абхазии, сухумчанином, и очень красивым человеком, я не могу представить его смерть. Но, наверное, судьба такая. Такого президента трудно будет найти. Ардзинба жалко, его жалко. Но мы бессильны. Настоящий патриот, сухумчанин, Сергей Васильевич Багапш. Воспитан, из хорошей семьи.

Люда: Среди своих сверстников он всегда выделялся своим интеллектом, культурой. Он был перспективным парнем, который подавал большие надежды. Где бы он ни работал, он всегда был лидером. И человеческие качества в нем были лучшие, отзывчивый был человек и сопереживающий. Он никогда мимо беды не прошел бы. Когда события произошли на Галидзге, первое вторжение грузин, как он там себя показал! Это говорит о его патриотизме. Он там получил ранение в шею. Как он быстро всех сконцентрировал вокруг себя! Как он быстро сориентировался, как себя вести. Он был человек - лидер и большой организатор. Не укладывается в голове, что его нет. Это большая потеря. Он был человеком, за которым люди шли, и ему верили.

Лена: Многие говорят, что политика – дело жесткое, нечистое. Думаю, Сергей Васильевич придал политике человеческое лицо. Мне кажется, что это главное в нем. И как раз то, что мы называем политической культурой, культурой диалога, он привнес в политику.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG