Accessibility links

Жаркое политическое лето в Абхазии


Жесткий, даже суровый выходец из советской номенклатуры Анкваб и либерал, доктор исторических наук, пришедший во власть из Народного Форума Абхазии «Аидгылара» Шамба никогда публично не выясняли друг с другом отношений, не вступали в полемику

Жесткий, даже суровый выходец из советской номенклатуры Анкваб и либерал, доктор исторических наук, пришедший во власть из Народного Форума Абхазии «Аидгылара» Шамба никогда публично не выясняли друг с другом отношений, не вступали в полемику

СУХУМИ--Во время пятидневки между скоропостижной смертью 29 мая Сергея Багапша и его похоронами многим абхазским политикам звонили зарубежные, в основном российские, журналисты (кто-то в сердцах назвал их стервятниками) и пытали собеседников на предмет прогнозов относительно предстоящих досрочных президентских выборов и возможного участия в них. Все отвечали однотипно и абсолютно справедливо, некоторые и с возмущением: говорить пока на эту тему неэтично, надо хотя бы предать покойного земле…

Но в своем узком кругу обсуждение ситуации начиналось обычно уже через несколько минут после получения трагической вести из Москвы. Больше того, еще до похорон некоторые политические силы начали, что называется, активные «движения» по работе с электоратом.

Итак, нам предстоит «длинное жаркое политическое лето». Для большей части общества, исключая, конечно, особо заинтересованных, внеочередные выборы – это тяжкий крест. «Ну вот, – вздохнул на днях один из моих коллег-журналистов, – только размечтался поехать нынче куда-нибудь отдохнуть в августе, как европейский человек, и на тебе… Снова никуда не оторвешься. А через полгода – еще выборы, парламентские. Такое ощущение, что вся жизнь состоит из выборов с короткими передышками между ними». Но некоторые видят и плюсы в скоротечности досрочных президентских выборов: а то ведь подготовка к очередным и связанная с ней полоса общественной нестабильности растягивались у нас обычно на год-полтора… Правда, считается, что досрочные выборы создают дополнительные преимущества тем, кто находится у власти, у них всегда под рукой административный ресурс, а оппозиции не хватает времени, чтобы развернуть полноценную подготовку.

Впрочем, специфика предстоящих выборов в Абхазии состоит в том, что тут, как считается многими уже года полтора, основная борьба должна развернуться между двумя высшими должностными лицами в исполнительной власти. Кстати, недавно, листая подшивку газеты «Эхо Абхазии» за 2000 год, я наткнулся в одном из декабрьских номеров на предновогодний опрос около десятка читателей. Так вот, среди вопросов там был такой: кого вы видите следующим после Владислава Ардзинба президентом страны? И чаще других в ответах назывались имена Сергея Шамба, работавшего министром иностранных дел, и Александра Анкваба, который занимался бизнесом в Москве, но считался неформальным лидером оппозиционного ОПД «Айтайра». Сергея Багапша тогда, между прочим, не назвал никто.

Слушать


Жесткий, даже суровый выходец из советской номенклатуры Анкваб и либерал, доктор исторических наук, пришедший во власть из Народного Форума Абхазии «Аидгылара» Шамба никогда публично не выясняли друг с другом отношений, не вступали в полемику. Оба они были слишком осмотрительны, чтобы раскачивать лодку власти, в которой сидят. Но прошлым летом, когда в Абхазии разгорелся скандал после показа по Абхазскому телевидению документального фильма грузинского режиссера Мамуки Купарадзе, очень многие «в кулуарах» утверждали, что масло в огонь скандала подливали активные сторонники Александра Анкваба. Дело в том, что, опять же по слухам, на показе фильма на АТ настоял Сергей Шамба, который фигурировал в нем в весьма привлекательном виде.

Дважды второй – на выборах 2004-го и 2009-го, предпримет, по-видимому, свою третью попытку стать президентом и Рауль Хаджимба. Он укрепился в последнее время в роли бесспорного лидера оппозиционной партии «Форум Народного Единства Абхазии»; правда, некоторые из прежних известных «форумцев» отошли сегодня от активной политической деятельности.

Эту тройку называют практически все политологи, обсуждающие в эти дни в Рунете абхазскую предвыборную ситуацию. Но, очевидно, надо иметь в виду и другие имена. Неважно, пойдут эти люди первым номером, или вторым на пост вице-президента, или просто активно подключатся к какой-либо из команд, их роль в ходе грядущей избирательной кампании в любом случае будет весома. Это, прежде всего, председатель партии ЭРА (Экономического развития Абхазии), бизнесмен Беслан Бутба. Впрочем, он еще довольно молод (51 год) и вполне может «пропустить эту попытку», чтобы претендовать на президентское кресло уже в 2016-м. Не исключен и вариант его альянса с кем-нибудь, решившим идти первым номером.

Набрал политический вес за последние два-три года и председатель правящей партии «Единая Абхазия» Даур Тарба. Еще бы, в этой партии состоит сейчас 15 процентов населения Абхазии - больше, чем было коммунистов на душу населения в однопартийном СССР. Но останется ли в новых условиях «ЕА» монолитом?

Многие наблюдатели в последние месяцы стали рассуждать также о том, что политической фигурой становится и глава МВД республики Леонид Дзапшба, завоевавший популярность своими усилиями по наведению правопорядка, но он на пресс-конференции в марте на вопрос о своих президентских амбициях отшутился: «Меня вполне устраивает то, что я президент федерации футбола Абхазии». Но как бы то ни было, ясно, что его позиция в предстоящие месяцы будет играть не последнюю роль.

А кто-то, возможно, захочет привлечь в свою команду и совсем недавно привлекшего внимание общественности борьбой со «злоупотреблениями» судившегося с ним депутата Сухгорсобрания Алексея Ломия… Да, а почему, собственно, сбрасывать со счетов старую гвардию – Станислава Лакоба, который усилил бы в роли кандидата в вице-президенты любой тандем? (Первым номером идти, как и раньше, ему мешает «языковой барьер» – невладение государственным). Или Артура Миквабия, также отошедшего в свое время от команды Багапша? Баллотироваться он, скорее всего, не будет, но и в стороне от процесса не останется. Называют и еще несколько имен – молодых и перспективных.

Можно не сомневаться, что уже идут интенсивные переговоры и консультации по формированию «пар». Предполагают, что Анкваб вполне мог бы взять в качестве кандидата в вице-президенты своего испытанного соратника, первого вице-премьера КМ Леонида Лакербая. Но недавно один знакомый армянин высказал мысль, что он предложит это Хачику Минасяну из Гагры и тем самым привлечет на свою сторону всю многочисленную армянскую общину республики…

Впрочем, все эти обсуждаемые расклады оказались под большим знаком вопроса в день похорон Сергея Багапша, когда телезрители увидели на экранах репортаж о встречах Владимира Путина поочередно с Александром Анквабом и Сергеем Шамба. «А не сделал ли российский премьер им «предложение, от которого нельзя отказаться»? – осенило некоторых. – То есть во имя стабильности посоветовал идти на выборы тандемом и даже пообещал за это увеличение Абхазии российской помощи?» Довольно правдоподобно, если вспомнить, во что вылилась попытка Кремля навязать свою кандидатуру в 2004-м всему абхазскому электорату… А тут можно, скажем, найти такой компромисс: в президенты сейчас идет «по старшинству» Шамба, который родился в марте 1951 года и на второй срок по Конституции пойти уже не сможет, потому что тогда ему будет за 65. А вот Анкваб, который родился в декабре 1952-го, вполне мог бы баллотироваться в президенты и в 2016 году. Главное, мол, чтоб без потрясений… Но согласятся ли эти претенденты на тандем? Ведь каждый верит в свой электорат, и каждого его электорат подталкивает вперед…

Уже в конце мая пошли разговоры, что Анкваб использует свое трехмесячное исполнение обязанностей президента для кадровых решений, укрепляющих его «вертикаль власти». (Например, сменит министра ВД). «Но если он в этих отставках перегнет палку, то слишком многих против себя восстановит», – рассуждали в ответ на это.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG