Accessibility links

ВЗГЛЯД ИЗ РОСТОВА---Сергей Багапш ушел также неожиданно, как пришел. Хотя и в том, и в другом случае, безусловно, имеет место своя непознанная закономерность. Начнем с прихода…

Выборы, которые сделали Сергея Багапша главой непризнанного государства, проходили почти одновременно с «оранжевой революцией» в Киеве. И сопровождались они своей «оранжевой революцией». Только наоборот. Негатив оранжевого цвета в спектре – голубой. Цвет мундиров, которые так ненавидел поэт. Назовем для краткости абхазские события «голубой контрреволюцией».

Сергей Багапш на тех выборах изначально не был фаворитом. Для основных группировок в руководстве Абхазии он был чужаком. Покровителей в Москве не имел. Зато имел жену-грузинку, что на тот момент воспринималось как своего рода «запрет на профессию». Скромный научный работник, изучавший субтропические культуры. Зачем карабкается на властный Олимп – непонятно. И вдруг в ходе избирательной кампании рейтинг этой «темной лошадки» резко пошел в гору. Потому что Багапш был публичным политиком от Бога: говорил с людьми на человеческом языке. Ему хотелось верить… Торопливые манипуляции с результатами голосования действующую власть и ее кандидата спасти уже не могли. Багапш набрал большинство и готовился вступить в должность. Вот тут-то в Сухуми и начался «Майдан наоборот»…

Слушать


По-хорошему, Москва в ходе этих выборов имела счастливую возможность «расслабиться и получать удовольствие», потому что победить там мог только пророссийский кандидат. Других в то время просто не было. Но московское начальство скупило за копейки столько разнообразной абхазской собственности, а «братская помощь» обещала такие радужные «распильно-откатные перспективы», что пускать процесс на самотек оно не могло. В итоге российские СМИ на все лады нахваливали Рауля Хаджинбу – «своего парня» с богатым чекистским прошлым, который якобы уже «без пяти минут президент». По мере роста рейтинга Багапша информационная кампания в российских СМИ ужесточалась. А когда он победил, в Москве случилась форменная истерика.

Вот фрагмент заявления губернатора Краснодарского края, передающий атмосферу той горячей зимы: "То, что делает сегодня Багапш, - это большой политический шантаж и наглая ложь. России не все равно, кого поддерживать на выборах президента. Ведь за спиной Багапша стоят криминальные и антироссийские силы. Если Багапш будет разжигать конфликт, я, как губернатор приграничного региона, официально заявляю: мы закроем границу с Абхазией... По сути, это означает конец курортной отрасли. Не досчитаются гарантированных доходов и тысячи абхазских семей, традиционно зарабатывающих на мандаринах".

Опираясь на поддержку Москвы, люди Хаджинбы вышли на улицы. Народ, проголосовавший за Багапша, - тоже. Пролилась первая кровь. Положение спас совет старейшин. В итоге Багапш вступил в должность, а Хаджинба в качестве отступного получил «пост №2» и 40% республиканского бюджета в свое распоряжение. Такое распределение полномочий определило двойственность и противоречивость политики Абхазии на годы вперед. С одной стороны, Багапш не позволил втянуть Абхазию в вооруженный конфликт в августе 2008-го. У российских собственников абхазской недвижимости возникли нешуточные проблемы. С другой стороны, мутный поток шальных российских миллиардов, превративший Абхазию, в первую очередь, ее «элиту», в жиреющего паразита. После смерти Сергея Багапша с этой двойственностью, похоже, будет покончено…

Путин как-то пошутил: «Кто нас обидит – два дня не проживет». Обижали Путина и его окружение редко. Например, его обидел всенародный любимец, артист Михаил Евдокимов, вопреки путинской воле победивший на губернаторских выборах в Алтайском крае – так же, как Сергей Багапш в Абхазии. Обидел Путина издатель и поэт Илья Кормильцев. Политковская и Литвиненко, наконец. Пугающая закономерность. Утешает одно: не знаю, как в Абхазии, а на Руси обидчики Путина не перевелись. И не переведутся. Никогда...

Алексей Герман как-то сказал: «В России нужно жить долго». Надо попробовать. Может, получится?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG