Accessibility links

В Сочи на XXII открытом российском кинофестивале "Кинотавр" 7 июня жюри и зрители посмотрели единственный документальный фильм, включенный в программу фестиваля – "Родина или смерть" Виталия Манского.

Полнометражный фильм Манского идет более полутора часов. Это теперь большая редкость в России, чтобы документальный фильм был такой длинный. "Родина или смерть" – легендарный девиз кубинской революции. Действие происходит на Кубе в наши дни. В центре внимания - группа создателей школы танца. Танцы, конечно, входят в фильм, но главное не они, а сама жизнь этих людей - бытовая, повседневная, с чадами, с домочадцами и довольно серьезными размышлениями о смерти и о политике. Например, говорят, что после развала СССР жить на острове стало намного хуже. На самом деле все напоминает жизнь именно в Советском Союзе - продукты по талонам (например, два фунта сахара в месяц и полфунта растительного масла), политчасы на предприятиях, школьные линейки.

Снимали фильм в центре Гаваны, но повсеместная бедность ужасает. Красивые здания находятся в таком виде, что напоминают античные руины. По улицам ездят допотопные автомобили. Шьют на старинных машинках "Зингер". В квартирах чуть ли не черно-белые телевизоры, а мебель больше напоминает какой-то хлам. Не хватает мест для захоронения. Поэтому старые гробы достают из могил, а содержимое перекладывают в коробки и держат в своего рода колумбариях, на полках - да и то лишь в том случае, если родственники могут за это место платить.

Слушать


При исключительной нищете в глаза бросается невероятное жизнелюбие народа. Один из самых важных эпизодов фильма - танец. В кадре изумительно пластичный мужчина-красавец, ослепительной широты улыбка. Потом камера ползет вниз, и мы видим, что у него нет одной ступни. Человек танцует на одной ноге. Так возникает образ, растущий из реальности. Кубинцы - люди, которые лишены совершенно необходимых вещей, но они наделены фантастической жизненной силой. Собственно, драматическое напряжение фильма и возникает из этого постоянно присутствующего в нем контраста между скудостью быта и полнотой бытия.

Единственная претензия к Виталию Манскому состоит, наверное, в том, что картина несколько затянута. Но тут режиссера можно понять - слишком трудно отобрать материал из многих часов съемки. Слишком сложно жертвовать бесценными документальными свидетельствами.

Фильм этот очень полезно посмотреть тем, кто, ностальгируя по прошлому, забыл бытовую составляющую жизни при "развитом социализме". Кстати, интересно, что даже кубинские анекдоты похожи на советские. А вообще - хорошо посмотреть подряд, например, фильмы "Я, Куба" Калатозова, "Пылающий континент" Романа Кармена и картину Манского. По ним было бы проще судить, как менялись и Куба, и представление о ней разных режиссеров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG