Accessibility links

Удар по переговорному процессу?


Кому и зачем понадобилось убивать Максуда Садикова? Это был интеллигентный и неконфликтный человек – так говорят про него мои собеседники в Махачкале

Кому и зачем понадобилось убивать Максуда Садикова? Это был интеллигентный и неконфликтный человек – так говорят про него мои собеседники в Махачкале

Вчера, поздно вечером в Махачкале был убит ректора Института теологии, известный общественный деятель Максуд Садиков. Неизвестные расстреляли автомобиль ректора у офиса Духовного управления мусульман Дагестана. Вместе с Садиковым погибли его племянник и телохранитель.

Российские СМИ распространили версию, что за убийством общественного деятеля и известного теолога стоит исламистское подполье, но многие эксперты в Дагестане эту версию считают несостоятельной.

Кому и зачем понадобилось убивать Максуда Садикова? Это был интеллигентный и неконфликтный человек – так говорят про него мои собеседники в Махачкале. Российские СМИ поспешили заявить, что убийство видного общественного деятеля могло стать местью со стороны исламистского подполья за критику в их адрес. Но в Дагестане в такую версию убийства, похоже, верят с трудом.

Дагестанский эксперт Руслан Курбанов считает, что, если убийство и связано напрямую с профессиональной деятельностью Максуда Садикова, то мотивация преступления, скорее всего, лежит в области далекой от теологических споров.

«Могу предположить, что какие-то финансовые интересы тоже могли стоять за этим преступлением, потому что Максуд Садиков был ключевой фигурой российского Совета по исламскому образованию, который осваивал довольно солидные бюджеты и гранты из Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования. Этот фонд работает под плотным контролем администрации президента России».

Слушать


В любом случае, считает Руслан Курбанов, это убийство стало ударом по переговорному процессу между представителями разных направлений ислама. Этот процесс наметился в Дагестане в последние месяцы, Максуд Садиков был его активным участником.

«Убийство Садикова – это удар по мирному процессу между суфиями, салафитами и иными независимыми общинами. Такая версия существует. Я не скажу, что Садиков был двигателем этого примирительного процесса, но он был очень конструктивным человеком, который тонко, дипломатично мог разговаривать со всеми общинами. Его признавали все общины. Он не был закрытой фигурой, стоящей жестко на своих позициях и отрицающей все остальные. Его мудрости, такту и дипломатическим способностям отдавали должное все».

И все-таки, считает Руслан Курбанов, убийством Садикова процесс сближения позиций исламских общин Дагестана уже не остановить - в нем задействованы более влиятельные фигуры, и у общества есть насущная потребность установить мир между мусульманами Дагестана.
Очевидцы преступления утверждают, что убийцы были профессионалами - парни спортивного телосложения, гладко выбритые и аккуратно стриженные, т.е. выглядели не как боевики.

Отсюда и другие версии, что за преступлением могли стоять силовики, для которых нестабильный Дагестан – это широкие возможности для личного обогащения и карьерного роста.

Как утверждают другие дагестанцы, это могли быть боевики-одиночки, которые заполонили республику. Они прибывают из Башкирии, Казахстана, Таджикистана и активно ищут связи с местным подпольем, пытаются привлечь к себе внимание. В том числе и таким «нехитрым» способом, как громкое убийство.

Журналист из Дагестана отмечает другое – общество не потрясено этим убийством. Теракты и ответные спецоперации чуть ли не ежедневно уносят жизни людей. Тимур Джафаров считает, что люди привыкли к смерти.
«В обществе уже к таким преступлениям относятся с исламским фатализмом, как к стихийному бедствию, – говорит Тимур Джафаров. - Аллах - дал, Аллах – взял. Привыкли».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG